Публикация материалов

Темы исследований

Наш баннер

Мы будем благодарны, если Вы установите наш баннер!
Баннер сайта Обучонок
Код баннера:
<a href="https://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="https://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Исследовательские работы и проекты учащихся"></a>
Все баннеры...
Исследовательская работа: 
Образ учителя в русской литературе 20 века

Образ учителя в произведении Василя Быкова «Обелиск»


Василя Владимировича Быкова часто называют человеком, который выжил. Но стоит сказать, что он не просто выжил, участвуя в боях на полях Великой Отечественной войны, но и остался в памяти многих любителей литературы как бессмертный автор героических произведений. Повести и рассказы Василя Быкова пропитаны жестокой правдой тех смутных лет, он не боялся отходить от идеологических ярлыков, за что подвергался гонениям и травле. Но труды писателя прошли сквозь многие годы и были экранизированы знаменитыми режиссерами.

Василь Владимирович Быков родился на севере Белоруссии 19 июня 1924 года в небольшой деревушке Бычки, что в Ушачском районе Витебской области. Мальчик рос в крестьянской многодетной семье. Василь с раннего детства познал, каково это - зарабатывать на хлеб тяжелым трудом.

Быков учился в Витебском художественном училище на отделении скульптуры. К сожалению, молодому человеку пришлось оставить это учебное заведение из-за отмены выплаты стипендии: юноше пришлось устраиваться на работу. Но все-таки он получил образование в школе фабрично-заводского обучения и сдал экзамены за десятый класс экстерном в 1941 году.

Война застала Василя Быкова в Украине – там он участвовал в оборонительных работах.

Во время Великой Отечественной войны, будущий писатель оказался на волоске от смерти: во время отступления в Белгороде он отстал от своих товарищей и был арестован. Василя сочли немецким шпионом и чуть не расстреляли. Но Быкову удалось убедить захватчиков в том, что он гражданин СССР. Также известно, что зимой с 1941 по 1942 годы молодой человек жил на железнодорожной станции Салтыковка и в городе Аткарске, что в Саратовской области.


Неудивительно, что произведения Василя Быкова пропитаны запахом войны. События с 1941 по 1945 годы оставили глубокую и незаживающую рану в сердце писателя.

В реальной жизни существует пример самопожертвования , схожий с подвигом Мороза из произведения Быкова «Обелиск».

Януш Корчак (настоящее имя Ерш Хенрик Гольдшмит) – польский еврей, педагог. В 1911 году в Варшаве он основывает «Дом сирот». Главная цель, которую преследовал «Дом сирот», заключалась не в том, чтобы помочь детям выжить, а в том, чтобы научить их жить.

Во время гитлеровской оккупации он обращается к детям войны, поучает, советует, рассказывает, как действовать в экстренных ситуациях.

Когда на территории города появилась уродливая стена, отгородившая еврейское гетто от остального мира, Януш Корчак самоотверженно присоединился к своим сиротам, несмотря на то, что его приглашали остаться в Палестине. Он продолжал мужественно отказываться всякий раз, когда ему предлагали укрытие на арийской стороне.

6 августа 1942 года, эта дата условно значится как дата смерти Корчака, директору «Дома сирот» в последний раз предложили спастись. Немецкое командование хотело проявить публичную милость к известному литератору и педагогу, однако Корчак категорически отказался. «Предать детей и пустить их умирать одних, – сказал учитель, – Это значило бы как-то уступить злодейству».

Шествие маленьких смертников и их учителя к вагонам, что должны были доставить их в Треблинку, очевидцы назвали маршем смерти. Весь детский дом шел ровной колонной, никто не голосил и не пытался убежать, во главе колонны – Старый доктор, держащий за руки двоих воспитанников. Весь «Дом сирот» и их директор погиб в газовой камере концентрационного лагеря Треблинка.[5]

А сколько учителей приняли смерть, оставшись неизвестными миру?

Повесть В. Быкова «Обелиск», написанная в 1972 году, становится литературным обелиском, посвященным таким людям.

Алесь Иванович Мороз – обычный сельский учитель начальных классов. «Я ведь сюда в ноябре тридцать девятого приехал. А он в октябре эту школу открыл. На четыре класса всего»

Он родился в Могилевщине (Белоруссия). Учился в педагогическом техникуме, а после в течение 5 лет преподавал в основанной им школе в Сельце, которую он открыл в октябре 1939 года.

Имя.

Произошло от древнегреческих слов "Алекс", что означает «защищать», и "Андрос", что означает «мужчина». Если совместить эти имена, то получившееся имя "Алесь" означает «защитник людей». Это имя помогает понять характер этого персонажа.[12]

Портрет.

«И сразу замечаю: хромает. Одна нога как-то вывернута в сторону и вроде не разгибается, поэтому он здорово на нее припадает и кажется как бы ниже ростом. А так ничего парень – плечистый, лицо открытое, взгляд смелый, уверенный» .

«Наверно, догадывается, кто перед ним, но никакой там растерянности или замешательства».

«Руку пожимает так, что сразу понимаешь: силен».[1]

Интерьер.

До войны учитель жил в помещении школы, которая располагалась в здании бывшей усадьбы пана Габруся . «Мороз жил в боковушке при классе, спал на роскошной, в стиле барокко, панской кушетке с выгнутыми наподобие львиных лап ножками. Накрывался пальто, одеяла, конечно, не было». [1]

Поступки.


У Мороза был иной взгляд на воспитание учащихся. Для него самой главной задачей было сделать ребят Людьми. Этого, по его мнению, можно было добиться лишь личным примером.

«Оказывается, этот Мороз не поддерживает дисциплины, как равный ведет себя с учениками, учит без необходимой строгости, не выполняет программ наркомата и самое главное – говорит ученикам, что не надо ходить в костел, пусть туда ходят бабушки» - так отзывается о преподавании Мороза пани Яди, учительница в школе, директором которой был Мороз.

Он работал вместе с учениками: «Слез я с велосипеда, все на меня смотрят, я на них: где же заведующий? "Я заведующий", - говорит один, которого я не сразу и заметил, потому что стоял он за толстенным комлем - пилил его с парнишкой… Ну бросает пилу, подходит…Ладонь шершавая, твердая, должно быть, такая работа ему не впервой».

Он учил ребят любить животных и заботиться о них, приучал к ответственности: «Ребята где-то подобрали эту непотребщину, родители наказали утопить, но перед тем в классе читали тургеневскую «Муму», и вот Алесь Иванович решил: поселить щенков в школе и по очереди их досматривать. Так в Сельце завелись школьные собаки».

«А потом появился школьный скворец. Осенью отстал от своей стаи, поймали его на лугу, мокрого доходягу, и Мороз тоже поселил его в школе. Сначала летал по классу, а потом смастерили клетку – больше для того, чтобы не съел кот. Ну, конечно, был там и кот, жалкое такое создание слепое, ничего не видит, а только мяукает – есть просит».

По мнению Мороза наиболее важная для становления личности литература – это произведения Толстого: «И знаешь, ему повезло. Где-то на чердаке, кажется, откопал сундук с русскими книгами, и среди всего не слишком стоящего … оказалось полное собрание сочинений Толстого. Мне об этом ничего не сказал, а в первый же выходной взял в Сельце фурманку, ученика того, переростка – и в Княжево. Но дело было к весне, дорога раскисла, как на беду, снесло мост, близко к усадьбе никак не подъехать. Тогда он начал носить книги через реку по льду. Все шло хорошо, но в самом конце, уже в потемках, провалился у берега. Правда, ничего страшного не случилось, но ноги промочил до колен, простудился и слег. Да слег основательно, на месяц. Воспаление легких».

Несмотря на болезнь, Мороз продолжал преподавать: читал детям найденные им книги: «…все те программы, весь тот материал, что он пропустил за месяц болезни, не стоят двух страничек Толстого».

«Тихонько открываю дверь – в Морозовой боковушке полно детей, расселись кто где: на столе, на скамейках, на подоконнике и на полу. Сам Мороз лежит на своей кушетке укрытый кожушком и читает. Читает Толстого. И такая тишина и внимание, что муха пролетит – услышишь. На меня никто не оглянулся – не замечают. И я стою, не знаю, что делать. Первое побуждение: просто закрыть дверь и уехать». По описанию Ткачука, учитель читал так, что все ученики слушали его внимательно, вдумчиво и увлеченно.

Доброта и отзывчивость, неравнодушие учителя проявляются в эпизоде, когда отец Павлика Миклашевича проявляет жестокость по отношению к сыну: «Потом Миклашевич снимает одной рукой с кожуха ремень и начинает бить сына. Не дождавшись, пока уйдут с чужих глаз. Павлик вырывается, плачет, детвора во дворе шумит, некоторые поворачиваются в нашу сторону с упреком в глазах, чего-то ждут от своего учителя. И что ты думаешь? Мороз вдруг срывается с веранды и, хромая, через двор – туда. «Стойте, – кричит, – прекратите избиение! Миклашевич и впрямь остановился, перестал бить, сопит, зверем смотрит на учителя, а тот подходит, вырывает Павлову руку из отцовской и говорит прерывающимся от волнения голосом: «Вы у меня его не получите! Понятно?» Миклашевич, разъяренный, – к учителю, но и Мороз, не глядя, что калека, тоже грудью вперед и готов в драку».


Эти качества проявляются в ситуации, когда Морозу нужно было отвести девочек домой из-за темноты зимой: «Объясняет, почему задержался. Оказывается, довел он этих девчушек домой, а там неприятность: что-то случилось с коровой, не могла растелиться, вот и задержался учитель, помогал матери». И когда Миколу Бородича хотели осудить за осквернение алтаря в католическом храме: «И что же ты думаешь, чем это кончилось? Мороз всю вину взял на себя, доложил начальству, будто все это результат его не совсем продуманного воспитания. Хлопотал, ездил куда-то в центр – и парня оставили в покое».

«…после этого не только школьники в Сельце, но и крестьяне со всей округи стали смотреть на Мороза как на какого-то своего заступника.Что у кого было трудного или хлопотного, со всем шли к нему в школу. Настоящий консультационный пункт открыл по различным вопросам».

Во время войны Алесь Иванович продолжил учить детей. «Не будем учить мы – будут оболванивать они» - вот мнение Мороза о том, как немцы могут повлиять на детские умы. «"Если вы имеете в виду мое теперешнее учительство, то оставьте ваши сомнения. Плохому я не научу. А школа необходима… А я не затем два года очеловечивал этих ребят, чтобы их теперь расчеловечили. Я за них еще поборюсь. Сколько смогу, разумеется"».

«"Теперь все хватаются за оружие, - говорит Мороз, расхаживая по хате. - Потребность в оружии в войну всегда больше, чем потребность в науке. И это понятно: мир борется. Но одному винтовка нужна, чтобы стрелять в немцев, а другому - чтобы перед своими выпендриваться. Ведь перед своими форсить оружием куда безопасней, да и применить его можно вполне безнаказанно, рот и находятся такие, что идут в полицию. Думаете, все понимают, что это значит? Далеко не все. Не задумываются, что будет дальше. Как дальше жить. Им бы только получить винтовку. Вон в районе уже набирают полицию. И из Сельца двое туда подались. Что из них выйдет, нетрудно себе представить"».

Во время войны Мороз активно помогает партизанам: жители Сельца принесли ему радиоприемник, он слушал сводки и передавал их партизанам:

«Тогда сделали так: Мороз два раза в неделю передавал сводки в отряд – у лесной сторожки висела дуплянка на сосне, туда пацаны их клали, а ночью мы забирали. Помню, сидели мы той зимой по своим ямам, как волки, все сплошь замело снегом, холодина, глухомань, со жратвой туго, и только радости, что эта Морозова почта».

Из-за связи с партизанами «…этот Каин все-таки что-то заподозрил вокруг Морозовой школы. Каким ни был Мороз осторожным, но что-то вылезло, как шило из мешка. Должно быть, дошло и до ушей полиции».

Весной полиция нагрянула в школу :«И вдруг врывается Каин, с ним еще двое и немец – офицер из комендатуры. Учинили обыск, перетрясли ученические сумки, проверили книжки. Ну, ясное дело, ничего не нашли – что можно найти у детишек в школе? Никого и не забрали. Только учителю допрос устроили, часа два по разным вопросам гоняли... И тогда ребятишки, что учились у Мороза, и тот переросток Бородич что-то задумали. В общем-то они были откровенны с учителем, а тут затаились даже от него. Однажды, правда, этот Бородич будто между прочим, намекнул, что неплохо бы пристукнуть Каина. Есть, мол, такая возможность. Но Мороз категорически запретил это делать. Сказал, что, если потребуется, пристукнут без них. Самовольничать в войну не годится. Бородич не стал возражать, вроде бы согласился. Но такой уж был этот хлопец, что если втемяшится что в голову, то не скоро расставался он с этой мыслью. А мысли у него всегда были одна отчаяннее другой».


« И вот эти ребята, когда увидели, что на их школу и на их Алеся Ивановича насел этот Каин с немцами, решили тоже не оставаться в долгу. Сказалось Морозово воспитание. Но ведь ребятня, детишки без оружия, почти с голыми руками. Дурости и смелости у них хоть отбавляй, а вот сноровки и ума, конечно, было в обрез. Ну и кончилось это, понятное дело, тем, чем и должно было кончиться».

Тогда ребята решили совершить диверсию на мосту, подпилив у него столбы, чтобы машина не прошла. Они пытались таким образом наказать «Каина» , полицая, который «много бед принес людям…С усердием служил немцам».

Ребят в результате арестовали и когда эта новость дошла до Мороза, он прекрасно зная, что это приведет к его неминуемой гибели, все равно пошел к своим ученикам. Пошел через туман, чтобы немцы не обнаружили местонахождение партизанского отряда.

« …он им ничего о себе не сказал. Только подбадривал. И сам старался быть бодрым, насколько, конечно, это ему удавалось. Говорил, что жизнь человеческая очень несоразмерна с вечностью и пятнадцать лет или шестьдесят – все не более чем мгновение перед лицом вечности. Еще говорил, что тысячи людей в том же Сельце рождались, жили, отошли в небытие, и никто их не знает и не помнит никаких следов их существования. А вот их будут помнить, и уже это должно быть для них высшей наградой – самой высокой из всех возможных в мире наград».

Даже когда их повели на казнь, Мороз попытался спасти Павлика Миклашевича . Мороз отвлек полицаев и Павлик сумел скрыться в лесу, но ему выстрелили в спину и он был тяжело ранен. Мороза за это очень сильно избили: «Избили так, что Алесь Иванович уже не поднялся. Но до смерти забить не решились – учителя надо было доставить живым, – и двое взялись тащить его до местечка».

В итоге Павлик, даже сильно раненый, спасся и избежал казни.

Поступки Мороза оказали ключевое влияние на формирование личности Миклашевича.

« Главное, прекрасная была преемственность... Теперь же столько разговоров о преемственности, о традициях отцов... Правда, Мороз не был ему отцом, но преемственность была. Просто на диво! Бывало, смотрю и не могу нарадоваться: ну словно он брат Морозу Алесю Ивановичу. Всем: и характером, и добротой, и принципиальностью... Такое не пропадает. Прорастает. Через год, пять, десять, а что-то проклюнется. Увидишь».

«Это Мороза надо благодарить за Миклашевича! Он из него человека сделал!»

«… он настоящим человеком был. Ребята за ним табуном ходили».

«…если жизнь и наполняется чем-то значительным, так это прежде всего разумной человеческой добротой и заботою о других – близких или даже далеких тебе людях, которые нуждаются в этой твоей заботе. Наверно, лучше других это понимал Миклашевич.»

Благодаря упорству и настойчивости Миклашевича имя Мороза было реабилитировано и увековечено на обелиске.

Партнеры и статистика