Обучающие программы и исследовательские работы учащихся
Помогаем учителям и учащимся в обучении, создании и грамотном оформлении исследовательской работы и проекта.

Объявление

Наш баннер

Сайт Обучонок содержит исследовательские работы и проекты учащихся, темы творческих проектов по предметам и правила их оформления, обучающие программы для детей.
Будем благодарны, если установите наш баннер!
Баннер сайта Обучонок
Код баннера:
<a href="https://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="https://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Исследовательские работы и проекты учащихся"></a>
Все баннеры...
Тематика: 
Литература
Автор работы: 
Бабченков Александр Владимирович
Руководитель проекта: 
Мазур Елена Генадьевна
Учреждение: 
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Гимназия имени Подольских курсантов"
Класс: 
9

В процессе проведения работы над исследовательским проектом по литературе на тему «Героический национальный эпос» обучающийся 9 класса расширил знания о понятии "эпос", а также изучил героический эпос народов мира, дал подробное описание его разновидностей.

Подробнее о работе:


В готовом исследовательском проекте по литературе на тему «Героический национальный эпос» автор сделал выводы о том, что героический эпос восходит к древнейшим мифам и отражает мифические представления человека о природе и окружающем мире. Не случайно А. М. Горький писал: «Первые победы над природой вызвали в нем (в народе) ощущение своей устойчивости, гордости собою, желание новых побед и побудили к созданию героического эпоса».

Оглавление

Введение

  1. Эпос как зеркало эпохи
  2. Из древнего англо-саксонского эпоса
  3. Из древнескандинавского эпоса
  4. Из древнегерманского эпоса
  5. Из древнеиндейского эпоса
  6. Из средневекового английского эпоса
  7. Из средневекового французского эпоса

Заключение
Список литературы

Введение

Кому не случалось замечать, как любят рассказывать о своём прошлом люди, прожившие на свете, бывалые, видавшие, как говорится, виды, - особенно старики. Рассказывают иной раз они подробно, плавно, спокойно – так хорошо, что можно их заслушаться. Чего только они не припомнят и не порасскажут: много пожили, много и видели. Память у стариков бывает нередко и богата, и торовата. Были бы только охотники слушать их, а за охотою рассказывать дело у них не станет.
Такая охота у старых людей была во все времена. Не будь её в ту пору, когда у наших предков не было ещё грамоты, не много бы мы знали о нашей глубокой старине.

Рассказывают старики про старое, про бывалое. Слушают стариков дети их да внуки; западают глубоко в память их эти рассказы. Пройдут два-три десятка лет; дедов уже нет; внуки их и сыновья сами стали отцами и дедами. Рассказывают и они своим детям и о старой дедовской были, и о том, что сами на своём веку видели. Так из роду в род передаются рассказы о недавнем прошлом и о глубокой старине. Называются такие рассказы – преданиями. Века проходят, а предания о старине всё живут в памяти народа. А то найдутся в народе и такие досужие да способные люди, что иные сказания и в песни сложат: в песне выходят они и складнее, и помнишь их лучше, да и слушать песню приятнее, чем простой рассказ.

Много преданий хранится в памяти народа; много и песен о старине поёт он. Давным-давно уж нет на свете тех, про кого говорится в песне, даже и от могил их следа уже не осталось, а живая песня всё ещё говорит про их дела; сотни лет проходят, а горе и радости их все живут в этих песнях. Дороги они народу: родная старина сказывается в них.

Эпос как зеркало эпохи.


Эпосом называют произведения объективно-повествовательного характера. Из трёх родов поэзии он признаётся обычно основным и древнейшим. Вопрос о происхождении героического эпоса один из сложных. Он концентрировал в себе важнейшие стороны духовной жизни, идеалы и эстетические ценности, поэтику жизни как до нашей эры, так и средневековых народов. Центральные темы героического эпоса отражают важнейшие события исторической жизни, появляется конкретный исторический, географический, этнический фон, убираются мифологические и сказочные мотивировки. Правда истории теперь определяет правду эпоса. Поэтому мне стало интересно познакомиться с героическим эпосом, изучить данную тему, попытаться понять проблемы.

Природа эпоса, где бы ни создавался – на севере или на юге, в снегах или в пустынях, - однозначна. Видимо, охотничий эпос предшествовал воинскому. Вспомните Гильгамеша и Вольгу, Геракла и Давида Сасунского. Пока охота была основным содержанием трудовой деятельности человека, воспевался подвиг охотника и сам охотник.

Усложнялась деятельность человека – и усложнялся эпос. Но сутью его неизменно оставалась главная задача рода, племени, народа. Иногда поводом для возникновения эпоса служило больше событие, например, Троянская война. А порой толчком к творчеству становилось событие эпизодическое, но заключавшее в себе материал для широкого обобщения. Так, частное поражение, которое потерпел от кочевников второразрядный удельный князь, вызывало к жизни гениальное «Слово о полку Игореве».

Эпос, как правило, это зеркало целой эпохи в жизни того или иного народа, а то и всего человечества. Причём зеркало, отражающее не только внешние события быт и нравы, но и философию, психологию, веру и чаяния своего времени. В эпосе о Гильгамеше запечатлены исторические предания о мощном властителе, но вместе с тем в нём впервые выплёскиваются глубокие и горькие раздумья о жизни и смерти, о трагических судьбах человечества. Библия – это вместе историческая, философская, этическая энциклопедия древнееврейского народа. «Илиада» и «Одиссея» с исчерпывающей полной воссоздают юный и светлый мир Эллады – прекрасного детства человечества.

«Песнь о моём Сиде» посвящена реконкисте – освобождению Испании от мавританского владычества – и включает в себя пламенные чаяния народа о освобождённой жизни без поработителей – иноземцев. «Давид Сасунский» обобщает многовековой исторический опыт армянского народа – непрерывную борьбу с природой, героический отпор иностранным захватчикам. В русских былинах видятся целые пласты нашей ранней истории, они стали выражением и свидетельством духовного величия народа.

Эпос в своих первых образцах целиком принадлежит народному творчеству. Как мы уже знаем, оно было коллективным. Мы знаем также, что это отнюдь не исключало приложение индивидуальных сил к общенародному сочинению. У Анатоля Франса есть превосходный рассказ, называется он «Кемейский певец», и трудный вопрос освещается в нём настолько ясно и полно, что я бы включал его в учебники по фольклору как отдельную главу. Приведу из него краткую выписку. Действие происходит в гомеровской Греции.

«Мегес, дивясь уму Старца, ласково сказал:
- Нужна немалая память, чтобы удержать в голове столько песен. Но скажи, известна ли тебе правда об Ахиллесе и Одиссее? Ведь чего только не выдумывают об этих героях!
И певец ответил:
- Все, что мне известно об этих героях, я узнал от отца, которому проведали о них сами Музы, ибо в стародавние времена бессмертные Музы посещали в пещерах и лесах божественных певцов. Я не стану приукрашивать вымыслами древние сказания.


Он говорил так из благоразумия. А между тем он имел обыкновение прибавлять к песням, знакомые ему с детства, стихи из других сказаний или им самим придуманные. Он сочинял чуть ли не целые песни. Но не скрывал, кто их творец, боясь придирок. Герои чаще всего требовали от него древних сказаний, которые, как они думали, он перенял у какого-то божества, и недоверчиво относились к новым песням. Поэтому, созданные его талантом, он тщательно скрывал их происхождение. А так ка он был отличным поэтом и точно следовал установленным канонам, то стихи его ни в чем не уступали стихам прадедов; они были раны по форме и по красоте и, едва родившись, заслуживали неувядаемой славы».

С появлением развития письменности эпос, существовавший де-факто, получил закрепление. Если в устной передаче возможно было отмирание старых и возникновение новых вариантов, то для предания, запечатленного на бумаге, такая возможность затруднялась. А то и совсем исчезала. У кемейского певца могла быть своя версия возвращения Одиссея, а у рапсода, живущего, к примеру, в Фивах, Афинах или на самой Итаке, другая и противоположная. Слушатели в Фивах узнавали, что Одиссей, перебив женихов и наказав Пенелопу, снова удалялся теперь уже в добровольное изгнание, а слушатели кемейского певца воспринимали от него, быть может, версию, ставшую позднее классической и знакомую нам по переводу Жуковского.

На Итаке – месте происшествия – были осведомлены, о возвращении Одиссея совсем по-другому. По отдаленности расстояний и трудностей путей сообщения споров о версиях не возникало. И все же разные варианты существовали, возникали, множились. При переносе эпического предания на папирус, глину или пергамент разнобой кончался. Надо было выбирать окончательный вариант, вырабатывать, как мы говорим теперь, канонический текст. «Что написано пером, того не вырубишь топором!». Так как устный эпос носил характер священного предания, и кодификация его становилась делом общественной и государственной важности. Вожди и цари гомеровской Греции, возводившие свой род к вождям и царям Троянской войны, не могли допустить умаления подвигов своих предков.

Жрецы и паства, группировавшиеся вокруг местных святилищ и капищ- Аполлона и Афродиты, Гефеста и Ареса, - требовали внимания к своим божествам. Все эти стремления и требования нужно было уравновесить и соотнести между собой, не нарушая притом цельности и гармоничности произведения. Это был нелегкий труд, и составители первых письменных сводов эпоса должны были обладать огромным художественным и общественным тактом, чтобы разрозненных, а подчас противоречивых частей создать одно прекрасное целое.

Такой труд был, разумеется, не механическим, а творческим. Составитель из многих вариантов выбирал единственный, соответствовавший своему душевному складу, который, в свою очередь, определялся его рождением, воспитанием, окружением. Но порой ни один из вариантов не удовлетворял новым запросам общества и новым требования художественности, и тогда составитель уже в полной мере ощущал себя поэтом. Возникало собственное решение сложной коллизии, рождались прекрасные строки, увенчивавшие долгий труд.

История, как правило, не сохраняла имена этих великих певцов. Дело не в людской забывчивости и сочинительной скромности, посмертная слава не тревожила его воображение. Имя поэта было известно тем, кто знал его в лицо. Увековечение своего имени стало заботой письменной эпохи. Тысяча поэтов, имена которых писались красивыми буквами на обложках книг, сошли в забвение вместе со своими сочинениями. Авторы великих эпических произведений остались неизвестными, но их песни пережили тысячелетия.

Поразмыслив об относительности литературной славы, вернемся к эпосу. Сведение эпических песен в единое произведение осуществлялось не только на грани двух эпох – дописьменной и письменной, но и в сравнительно недавнее время. Так, например, американский поэт Лонгфелло по мотивам индейского эпоса написал «Песнь о Гайавате».

С развитием письменности эпос перестал быть эпосом в прежнем значении слова. Теперь уже индивидуальному, а не коллективному творчеству стал он обязан своим возникновением, исторические и героические песни, саги и былины по-прежнему могли рождаться в глуши лесов и на отрогах гор, но чем дальше, тем больше литература отнимала у них власть над человеческими душами. Вырастая в первенствующую творческую силу, она впитывала живые соки народной поэзии, перенимала и совершенствовала ее формы, брала на себя ее функции, многократно усиливая их и усложняя. «Энеида» Вергилия создавалась по образу гомеровского эпоса. «Слово о полку Игореве» дышит народной поэзией и мифологией, рокот Бояновых гуслей звучит в памяти автора.

«Витязь в тигровой шкуре» Руставели вобрал в себя черты героев устных грузинских преданий. Вместе с этим все эти произведения – несмотря на разность эпох, стран, языков, оказались более близки друг к другу, чем к фольклорным произведениям, выросшим на их родной почве и с которыми они, прочно связаны. Близость произведений была прежде всего в том, что не мифологическое, а уже художественное мышление определило их строй. Явились они уже результатом не коллективного, а индивидуального творчества.

Сохраняя эпический характер, они несли на себе резкий отпечаток личности их автора. Но от древнего эпоса произведения такого рода унаследовали основные черты. К ним относились широта охвата событий, обобщение исторического опыта эпохи, установление стойких нравственных норм, сочетание национального идеала с общечеловеческим. Решить такие задачи было в возможностях только великих поэтов, какими и являлись создатели этих произведений.
А теперь кратко о нескольких эпосах мира.

Из древнего англо-саксонского эпоса.

эпос1

Англосаксонская «Поэма о Беовульфе», созданная, не позднее начала VIII в. На основании более ранних источников – устных героических песен, воспевает отважного витязя из южноскандинавского племени геатов, совершившего ряд выдающихся подвигов. Особенно важны из них два. Первый – победа, одержанная над кровожадным чудовищем Гренделем, наносившим большой ущерб датчанам похищением и пожиранием лучших дружинников датского короля. Позже, уже будучи королем геатов, Беовульф уничтожил огнедышащего дракона, наводившего ужас на его страну, но и сам погиб. В нем воплощены лучшие черты народного героя, борющегося не только за интересы своего племени, но приходящего на помощь всем, кто в ней нуждается.

Из древнескандинавского эпоса.

эпос2

Песни Эдды – памятник скандинавского эпоса, представляет собой сборник древненорвежских и древнеисландских песен (IX – XII вв.) частью мифологического и вместе с тем дидактического, частью героического характера. Наиболее интересны в нем мифологические песни, в которых предстает не только своеобразная скандинавская мифология, но и в известной степени выступают быт и нравы родового общества у скандинавских народностей, славившихся отважными мореплавателями, которые под предводительством вождей – викингов – совершали далекие морские походы. Особенной яркостью отличаются песни «Прорицание вельвы (пророчицы)» и «Речи Высокого».

В первой из них изображается картина происхождения, гибели и последующего возрождения мира, во второй даются различные поучения, долженствующие определить поведение людей на волне и в мирное время. То, что эти поучения влагаются в уста Верховного Божества скандинавской мифологии – Бога войны, мудрости, а также пророчеств, заклинаний и поэзии Одина («Высокого»), придает им характер божественных установлений. В поучениях ощущается суровый дух «эпохи викингов» и еще более ранних эпох.

В героических песнях Эдды, своеобразно отразивших события времени «Великого переселения народов» (гибель Бургундского королевства, разрушенного в 437 г. гуннами) и судьбы некоторых скандинавских родовых групп, главное место занимает герой Сигурд, находящийся будто бы в родстве с самим Одином. В его облике немало чудесного. Замечательны его подвиги, направленные на помощь бургундскому королю Гуннару. Этому королю Сигурд помогает вступить в брак с девой-воительницей Брюнхильдой. Приняв облик Гуннара, он совершает ряд трудных подвигов, которых требует от своего избранника Брюхильда, решившая выйти замуж только за самого бесстрашного героя. Сам же Сигурд женился потом на сестре Гуннара Гудрин.

Вскоре однако разыгрывается трагедия. Убедившись, что обманута, Брюнхильда требует смерти Сигурда, по вине которого она невольно нарушила данный себе обет: вышла замуж не за храбрейшего из героев, каким был Сигурд, а за Гуннара, не совершившего ни одного из требовавшихся подвигов. Любя Сигурда, Брюнхильда гибнет и сама на его погребальном костре.

В песнях о Сигурде и Брюнхильде нашли отражение суровые законы чести в родовом обществе, когда считалось, что только кровью можно смыть позор. Отзвуком гибели Бургундского королевства здесь является рассказ о том, как Гудрин, став после смерти Сигурда женой Аттилы (короля гуннов), убивает его, мстя за ранее убитых им своих братьев, бургундских королей.

Из древнегерманского эпоса.

эпос3

«Песнь о Нибелунгах» (XII – XIII вв.) созданная в юго-восточной Германии на основании устных сказаний об эпохе великого переселения народов, занимает особое место среди памятников героического эпоса расцвета средневековья.
Эта поэма, весьма обширная, пересказывает, в сущности, те же сказания, которые уже известны нам из песен древней Эдды и Нифлунгах; но пересказывает их по-своему, с новыми подробностями и добавлениями, вводит в них много действующих лиц и при этом все действие переносит с дальнего Севера на почву Германии, во времена средневекового рыцарства, в период борьбы германского племени с различными пришлыми племенами, заявлявшими свои притязания на среднеевропейские земли.

В противоположность песням Эдды, в которых еще выступают боги – Один, Хёнир, Локи – разные сказочные существа вроде вещих Грипиров и хитрого карлика Андвари, в песне о Нибелунгах действуют обыкновенные смертные, ничего не имеющие общего с языческим прошлым. Все они веруют в Бога и соблюдают церковные обряды.
«Песнь о Нибелунгах» сохранилась во множестве списков, которые заключают в себе более или менее полный текст поэмы, разделенный на несколько отдельных глав или песен. Это множество списков указывает на то, что поэма была долгое время любимым произведением среди того рыцарского кружка, в котором она возникала.

Из древнеиндейского эпоса.

эпос4

«Песнь о Гайавате» считается самым замечательным трудом Лонгфелло. Появилась она в 1885 году. Впечатление, произведенное ею, было необыкновенно: в полгода она выдержала тридцать изданий, породила массу страстей и подражаний и была переведена на многие языки.
Всех поразила прежде всего оригинальность ее сюжеты и новизна блестящей, строго выдержанной формы.

«Мой знаменитый друг, - говорит известный немецкий поэт Ф. Фрейлиграт в предисловии к своему переводу «Песнь о Гайавате», - открыл американцам Америку в поэзии. Он первый создал чисто американскую поэму, и она должна занять выдающееся место в Пантеоне всемирной литературы».
Но главное, что навсегда упрочнило за «Песней о Гайавате» славу, - это редкая красота художественных образов и картин. В связи с высоким поэтическим и гуманным настроением. В «Песне о Гайавате» отразились лучшие качества души и таланта ее творца. Лонгфелло всю жизнь посвятил служению возвышенному и прекрасному.

«Добро и красота незримо разлито в мире», - говорил он и всю жизнь всюду искал их. Ему всегда были особенно дороги чистые сердцем люди, его увлекало нетронутая природа, манили к себе древние народные предания с их величавой простотой и благородством, потому что сам он до глубокой старости сохранил в себе возвышенную, чуткую и нежную душу. Он говорил о поэтах: «Только те были увенчаны, только тех имена священны, которые сделали народы благородней и свободней».

Эти слова можно применить к нему самому. Он призывает людей к миру, любви и братству, труду на пользу ближнего… «Песнь о Гайавате» служат лучшим доказательством всего сказанного. Она трогает нас то величаем древней легенды, то тихими радостями детства, то чистотой и нежностью первой любви, то безмятежностью трудовой жизнью на лоне природы, то скорбью роковых и вечных бед человеческого существования. Она воскрешает перед нами красоту нетронутых лесов и прерий, воссоздает цельные характеры первобытных людей, их быт и миросозерцание. «Песнь о Гайавате». – говорит Лонгфелло, - это индейская Эдда, если я могу так назвать ее. Я написал ее на основании легенд, господствующих среди североамериканских индейцев.

В них говорится о человеке чудесного происхождения, который был послан к ним расчистить их реки, леса и рыболовные места и научить народы мирным искусствам. У разных племен он был известен под разными именами: Michabon, Chiabo, Manabozo, Tarenaywagon, Hiawatha, что означает – пророк, учитель. В это старое предание я вплел и другие интересные индейские легенды… действие поэмы происходит в стране оджибуэев, на южном берегу Верхнего Озера, между Живописными Скалами и Великими Песками» …

Из средневекового английского эпоса.

эпос5

Любимейшим героем английского эпоса является Робин Гуд. Герой Шервудского леса известен с 1360 года, баллады о нём впервые были опубликованы в 1534 году. Баллада о Зелёном охотнике относятся к числу лучших памятников народного английского эпоса. Предание говорит, что Робин Гуд жил в годы правления Ричарда I (1157-1199).

В балладах народ называют его «Добрый Робин». В Англии в течение долгих веков в его честь проводились торжественные игры: устраивались стрелковые соревнования, разыгрывались сценки, изображавшие отдельные эпизоды из его легендарной жизни, народные певцы рассказывали предания об отважном лесном стрелке.
Ритмический рисунок баллад о Робин Гуде довольно прихотлив, т переводчикам немало творческих мук доставляют их песенные рефрены, музыкальные повторы.

Жизнь Робин Гуда в балладах – это цепь рискованных приключений и заслуженных побед. Он спасает 3-х стрелков, сыновей старушки («Робин Гуд и шериф»), он расправляется с королевскими лесниками, обманувшими его («Робин Гуд и лесники»), он завоёвывает уважение смелого монаха («Робин Гуд и коварный монах»), он захватывает пиратский корабль («Робин Гуд делит золото»), он борется за жизнь друга («Робин Гуд освобождает Вилла Статли»).

Уже в самих названиях видна острая сюжетная ситуация, заключено противопоставление, поставлены, как на поединке друг против друга два человека, один из которых – Робин Гуд. Несмотря на трагедийность содержания баллад, в них много потешных ситуаций, юмора, забавы. Среди товарищей Робин Гуда есть и комедийные персонажи – Малютка Джон, например.
Героика подвига, культ верности в дружбе, романтика борьбы с несправедливостью давно уже не связываются современными читателями с историческим периодом правления короля Ричарда I, а сам Робин Гуд стал воплощением мечты о благородном рыцаре.

Из средневекового французского эпоса.

эпос6

«Песнь о Роланде» - древнейший памятник французского народного эпоса. Поэма сложилась в эпоху феодализма. Точно определить время создания «Песни о Роланде» ученым не удалось. По-видимому, сначала это было устное сказание. Переходящее с изменениями и дополнениями от одного рассказчика-певца к другому.

Из летописных источников известно, что «Песнь о Роланде» была широко распространена в середине XI в.: ее распевали в войсках Вильгельма Завоевателя перед битвой при Гастингсе в 1066 г. Древнейшая из дошедших до нас рукописей относиться к XII в. В основе поэмы лежит исторический факт – поход Карла Великого в Испанию (778). Народное сказание, преодолевая ограниченность феодальных взглядов, связало этот поход с патриотической борьбой французов (франков) в защиту родины против нашествия на Европу арабов (в поэме они названы маврами, сарацинами).

Наряду с историческими лицами и фактами в поэме много вымышленного. Так, в год Ронсельванской битвы Карлу Великому было 36 лет, а в «Песне о Роланде» - он величественный седобородый старец. Сам Роланд – лицо историческое; о нем упоминается в хронике царствования Карла Великого как о крупном феодале (маркграфе Бретонском).
Центральный эпизод поэмы – битва с несметными полчищами сарацинов в Ронсельванском ущелье (в Пиренейских горах, отделяющих Испанию от Франции) арьергардного отряда франков под командованием Роланда.

«Песнь о Роланде» относится к той же эпохе, что и «Слово о полку Игореве», и «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели. У всех этих произведений есть общие черты, свойственные героическому эпосу.

Заключение


«Эпос» -(от греч.) слово, повествование, одно из трех родов литературы, повествующих о различных событиях, происшедших в прошлом. В истории мировой культуры особое место принадлежит героическому эпосу, художественно отразившему представления об историческом прошлом, воссоздавшем целостные картины народной жизни.

Из глубины веков приходят к нам сказания о значительных исторических событиях, подвигах легендарных героев, ставших символом мужества, доблести и благородства.
Героический эпос народов мира является порой важнейшим и единственным свидетелем отдаленной эпохи, отразившей глубины народной памяти. Вот почему, знакомясь с художественными традициями народов мира, пытаясь лучше понять настоящее, мы обращаемся именно к героическому эпосу, к седой древности, к детству человечества.

Героический эпос восходит к древнейшим мифам и отражает мифические представления человека о природе и окружающем мире. Не случайно А. М. Горький писал: «Первые победы над природой вызвали в нем (в народе) ощущение своей устойчивости, гордости собою, желание новых побед и побудили к созданию героического эпоса».

В современной жизни героическому эпосу мало места – жизнь слишком тороплива и суетна, но если в руки попадает любой из эпосов, то читатель будет благодарен такому времяпрепровождению. Отходят в никуда заботы, погружаешься в мир произведения, когда возвращаешься, понимаешь, насколько мы себя обделяем: яркие герои, яркие события, великие подвиги, замечательные стихи – происходит обновление внутреннего мира человека, возникают мысли: интересно познавать жизнь людей за тысячи лет до нас, их мысли, чувства, цели в жизни – и понимаешь, что наша жизнь пустая и не интересная. Тема взята трудная, всю трудность ее осознал, когда стал над ней работать.

Список литературы

  1. Библиотека всемирной литературы. «Беовульф». «Старшая Эдда». «Песнь о Нибелунгах» под. ред. С. Шлапоберской. — М.: Издательство «Художественная литература», 1975. — 750 с.
  2. Хойспер А. Германский героический эпос и сказания о Нибелунгах. - М.: Издательство «Иностранной литературы», 1960. – 445 с. Электронный ресурс
  3. Толкин Дж. Р. Р. «Легенда о Сигурде и Гудрин», - М.: Издательство «Аст», 2011. – 416 с. Электронный ресурс
  4. Лонгфелло. «Песнь о Гайавате». Перевод Бунина И.А. С-Петербург: Издательство «Знание», 1903. – 244 с. Электронный ресурс
  5. Всемирная Литература. «Баллады о Робин Гуде». Петербург 1919. Электронный ресурс
  6. Корнеева Ю. «Песнь о Роланде». М.: «Художественная Литература», 1976. – Электронный ресурс


Если страница Вам понравилась, поделитесь в социальных сетях:

Объявление

Статистика