Обучающие программы и исследовательские работы учащихся
Помогаем учителям и учащимся в обучении, создании и грамотном оформлении исследовательской работы и проекта.

Наш баннер

Мы будем благодарны, если Вы установите наш баннер!
Баннер сайта Обучонок
Код баннера:
<a href="https://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="https://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Исследовательские работы и проекты учащихся"></a>
Все баннера...

Тематика: 
География
Автор работы: 
Жукова Виктория
Руководитель проекта: 
Уринова Наталья Михайловна
Учреждение: 
ГОКУ «Санаторная школа – интернат №4»
Класс: 
7

В исследовательском проекте по географии на тему "История моего села Тельма" учащаяся 7 класса изучает архивные материалы своего домашнего архива, анализирует информацию газет, дабы узнать историю своей малой Родины.

Подробнее о работе:


В данной исследовательской работе по географии на тему "История моего села Тельма" ученица 7 класса выполняет поиск информации и воссоздаёт историю посёлка Тельма. Находит и изучает архивную документацию об истории возникновения и жизни села.

Автор в своем индивидуальном исследовательском проекте по географии о истории возникновения своей маленькой Родины собирает и находит сведения о том, как зарождалось и развивалось село Тельма в прошлом. В работе также были рассмотрены семейные архивы жителей села Тельма и проанализированы газетные публикации, посвящённые истории посёлка.

Оглавление

Введение

  1. Старинное сибирское селение
  2. Первенец Сибирской металлургии
  3. Суконное производство
  4. Тельминское стекло
  5. Тельма – село промышленное
  6. Тельминский храм

Заключение
Литература

"Милый мой сердцу поселок Дивной своей красоты, Луч восходящего солнца Край до небес высоты... Кроны деревьев лесные Куст земляники лесной, Милый мой, славный поселок Сердцу до боли родной. Речка у нас серебрится Вдоль под плотиной бежит, Лебедь красуется дивно Чайка над речкой парит. В города и в родной мой поселок Возвращаются птицы весной, Вот и мы, как весенние пташки Возвращаемся снова в свой дом. Мы тебя никогда не забудем Где росли, где гордились тобой, И березку и скверик напротив И родительский каждому дом. Ты цвети, расцветай мой поселок Мой родной для души уголок, Ты цвети, расцветай мой поселок, Как весенний, красивый цветок!"

Т. Овчинникова

Введение


Старинное село Тельма известно всем и каждому в нашем регионе. Через него проходит федеральная трасса, по которой каждый день перемещаются тысячи жителей России. Это мой родной поселок, в котором я родилась и проживаю до сих пор.

И я решила узнать историю моей малой Родины. Из Википедии я узнала, что Тельма - поселок городского типа Усольского района Иркутской области. Своё название получил от речки - Тельминки. Слово "Тельма" - тюркского происхождения. "Ма" - дерево, "тель" - часть.

Официальным годом основания Тельмы принят 1660 год.

Но дата эта спорна. Существует версия, что Тельма возникла около 1731 года, как один из первых фабричных поселков. Одним из главных доказательств более позднего возникновения посёлка является его отсутствие на картах 1699 года, составленных первым сибирским картографом и историком Семёном Ульяновичем Ремезовым.

Географические исследования, прове­денные в Сибири русскими землепроход­цами, позволили Семену Ульяновичу Ремезову с сыновьями создать картографичес­кий шедевр - «Чертежную книгу Сибири», в которой из 23 карт два листа посвяще­ны Илимскому и Иркутским уездам. Кар­тами Ремезова пользовались русские и ев­ропейские ученые и путешественники: Мессершмидт, Витсен, Страленберг и другие.

В книге «Земля Усольская» обозначено: «Официальная историография Тельмы в большинстве своем начинается с 1731 года. Но это общепринятый год основания Тельминской мануфактуры. На восточном въезде в Тельму стоит стела, на которой обозначен 1660 год. Эта дата тоже внуша­ет сомнение. Первые, по крайней мере, из­вестные нам, упоминания о Тельме, а вер­нее о месте, где теперь располагается Тель­ма, это дневники царского посла в Китай, в которых он упоминает о «братских строе­ниях» на речушке, впадающей в Ангару в нескольких верстах от «заимки Михалевых». А это 1701 год. Нет упоминаний о Тельме и в «Чертежной книге Сибири». 18-й лист -чертеж земли Иркутского города, дает нам изображение всего Кругобайкалья в широ­ком смысле этого слова, то есть всех зе­мель, расположенных как к югу и северу от Байкала, так и к востоку и западу от него.

По левому берегу Ангары в пределах верхнего Приангарья показаны на чертеже следующие селения: Михалева, Каргополова, Паршенникова, Могулева, Усолье, Бадайская слобода с церковью. В районе рек Китой и Белая по реке Булою Ремезовы указали кочевья «братских людей». В рай­оне реки Белая: Стретенская Вельская сло­бода с церковью, деревня Малтой, Курдюново.

О распространении земледелия под Иркутском в конце XVII века, прежде всего, говорит расселение «пашенных крестьян». Так, например, местность около «слободы Байдайской» по реке Белой обозначена рукой Ремезова: «Места пашенные». Око­ло ангарского Усолья стоит пометка «паш­ни Ивана Ушакова». По реке Белой около деревни Малтой «мельница иркутскаго монастыря».

К концу XVII века в Иркутской губернии уже добывались соль, слюда, железо, то есть наиболее важные по тому времени полезные ископаемые. Могли Ремезовы, Спафарий, другие путешественники не упомянуть Тельму? Конечно, нет. Выходит, Тельма была заселена как деревня или завод уже в XVIII веке?

Цель: воссоздание истории поселка Тельма.

Задачи:

  1. Найти и изучить литературу о проблеме;
  2. Изучить материалы (документов и фотодокументов) семейного архива.

Методы исследования: архивная работа с семейными архивами, анализ газетных публикаций, посвященных истории поселка.

Старинное сибирское селение


Тельма служила остановочным пунктом для путников, следовавших из столицы в Иркутск. Всегда считалась селом зажиточным, с множеством лавок, обилием различных товаров.

"Почтовая дорога, идущая от обеих государственных столиц через Владимирское, Нижнегородское, Пермское, Тобольское, Колыванское наместничесива до Иркутска и далее-наимянована государственной осьмью дорогою» - читаем в одном из старинных описаний Отечества. В Сибири «осьмою дорогою» привычно называли Московской столбовой, и была эта дорога до конца 19 века главной жизненной артерией сибирского края. По ней лежал путь во все крупные города азиатской России и в некогда знаменитые «сибирские столицы» - Тобольск и Иркутск.

Старинное сибирское селение Тельма лежало на 5761-й версте от Санкт –Петербурга. Державшие путь из столицы в Иркутск с нетерпением делали здесь последнюю остановку на почтовой станции. В записках путешественников 18-19 веков нередко упоминается это селение. Причем чаще всего Тельме посвящены теплые, а порою и восторженные отзывы, а сама она почти именуется городом. «Вообще фабрика (Тельминская фабрика) представляла род маленького красивого города, с каменной церковью прекрасной архитектуры» - писал сибирский романист Иван Тимофеевич Калашников в середине 19 века.

Чем же пленяла Тельма? Добротными деревянными и каменными домами, прямыми и широкими улицами, лавками с обилием необходимых товаров. А еще, со слов прадедов наших, покупала каким то особенным уютом, величавым, как бы знающим себе цену покоем, подчеркнутой опрятностью фабричных строений, радующей глаз панорамой селения, изящной архитектуры церковью, красивыми окрестностями, садами на берегу прудов, возле церкви и домов, торжественно оформленным въездом в город, парадным видом площади.

Столичный житель, сын прославленного русского скульптора Ивана Мартоса Алексей Мартос, одно время служивший в Енисейске и по казенной надобности совершивший поездку в Монголию, сделал такую запись в путевом дневнике за 25 января 1824 года: «При въезде на массу зданий, весьма красиво расположенных на высотах и местах ровных видишь себя в многолюдном и хорошо устроенном городке. Сие заведение отдаленнейшем крае Государства, и поэтому мало известное русским, требует, дабы о нем говорили со всеми подробностями.

Как путешественник по Восточной Сибири, я льщу себя, что друзья просвещения порадуются, что первоначально касаюсь прошедших лет фабрики и хотя медленно, но чертами точными приведу их до времени настоящего сего единственного в своем роде заведения». Путевой дневник под названием «Письма Восточной Сибири» был опубликован А.И.Мартосом в 1827 году в Москве.

Иркутянин, первый сибирский романист, позднее столичный житель Иван Тимофеевич Калашников неоднократно посещал Тельму. В 1817 году он составил описание Тельминской фабрики и в том же году опубликовал его на страницах газеты «Казанские известия». В оценке есть и такие строки: «Фабрика издали представляется в виде небольшого городка, чему очень много соответствуют выстроенные на обеих выездах по Московской дороге лежащей через фабрику две деревянные башни, в которых стоит военный караул.

Домики рабочих, особливо стоящие на дороге, довольно хороши и почти все новые. В числе домиков есть некоторые даже красивой постройки, например, домик одного выстроен в два этажа с красивым фронтоном на четырех Тосканских колоннах. Всех домов здесь считается до 340, которые разделены на 4 квартала. Улицы все прямы и правильны, например, Сибирятская. Все казенные строения стоят некоторым образом в виде полукружия…Все вообще сии здания отличаются красивою архитектурою»

Вот впечатления заморского гостя: «Фабрика и завод построены просто, но правильно и со вкусом... Вся земля в сие зимнее время покрыта была белым снегом, но прекрасное местоположение видно было и под сею завесою». Английский путешественник Петр Васильевич Добель (его родители были русскими, мигрировали в Ирландию, сам он жил в Англии, Америке, много путешествовал по свету), побывал в Тельме 25 ноября 1815 года. В его обширном путевом дневнике нашлось место и для маленькой Тельмы. Свои записки П.В. Добель опубликовал в 1816 году в петербургском журнале «Сын Отечества».

Первенец Сибирской металлургии


Когда и как родилась на карте Сибири эта симпатичная и загадочная Тельма?

В начале 18 века в Восточной Сибири складывается два центра фабрично-заводской промышленности – Иркутский и Нерчинский. Сибирская столица - Иркутск обрастает рядом промышленных предприятий: в ее окрестностях располагаются железоделательные, медные, солеваренные, кожевенные, винокуренные, стеклоделательные, фарфорофаянсовые предприятия. Место впадения небольшой речки Тельмы в Ангару было выбрано для закладки железоделательного завода: в 1731 году он стал действовать. Это был первый железоделательный завод Восточной Сибири.

Его возникновение было связано с грандиозными планами русского правительства - готовилась Вторая Камчатская экспедиция в неведомые еще никому края. Экспедиция должна была пересечь Сибирь по суше, а на Камчатке отправиться в морское путешествие для исследования берегов Северной Америки. Тельминский завод должен был изготовить необходимую корабельную оснастку. Камчатскую Экспедицию возглавлял капитан – командир Витус Беринг. Ближайшие сподвижники легендарного мореплавателя бывали в Тельме. Таковы первые страницы Тельмы, оказавшейся причастной к Великим географическим открытиям.

Завод исправно выполнял экспедиционные заказы, даже начал выпуск сельскохозяйственных орудий и других изделий для местных нужд. Но вскоре работы были приостановлены: слишком далеки оказались друг от друга заказчик и изготовитель. В 30 верстах от Якутска спешно сооружается Тамгинский завод, и после его пуска в 1734 году Тельминский завод был закрыт. Однако Тельма не опустела.

Суконное производство

Вслед за возведением железоделательного завода здесь стали налаживать суконное производство. В 1732-1733 годах возвели постройки, выписали немецких мастеров русских прядильщиков, приобрели 10 станов для выделки сукна. 1 ноября 1733 года получили первые метры его. Тельминская суконная мануфактура стала первым предприятием сибирской текстильной промышленности и просуществовала более двух веков: она была закрыта в канун Великой Отечественной войны.

В 1736 году Тельминская мануфактура была выкуплена из казны частной компанией. Владельцем ее стал великоустюжанский купец Яков Бобровский «со товарищи – устюжанином Яковым Курочкиным и москвичами Андреем Мамоновым, Дементием Плетеновым, Алексеем Грековым. Однако компаньоны не сумели наладить выгодного производства. Медленный оборот капиталов, конкуренция привозных тканей и столкновения с иркутской администрацией – вот главные причины, из-за которых тогда многие предприятия терпели неудачу.

В 1741 году компания обратилась к займам: не сумев выплатить, она лишилась Тельминской фабрики, которая за долги вновь вернулась казне. С 1746 по 1773 года фабрика работает в убыток. Решив попытать счастья, мануфактуру приобретают иркутские купцы Сибиряковы – Алексей Афанасьевич и Михаил Васильевич. Но и они терпят неудачу. В 1789 годуказна забирает фабрику у Максима Алексеевича Сибирякова. Вновь застой, пока в Иркутске не объявился деятельный человек, обративший внимание на фабрику – Осип Иванович Новицкий.

В 1793 году из ведения казенной палаты Тельминская мануфактура переходит под начало Иркутского главного комиссариата. О. И. Новицкий стал управляющим фабрикой и оставался в этой должности до 1802 года. В короткий срок фабрика и поселок при нем преобразовались. С 1800 года наступает период рассвета Тельминской суконной мануфактуры, продолжавшийся до середины 19 столетия.

Затерянная в тайге, фабрика была хорошо обеспечена строительным материалом. Шерсть скупали у кочевавших поблизости бурят и привозили с острова Ольхон. Близ фабрики проходил тракт, позволявший скоро и дешево привозить сырье и вывозить продукцию.

Управляющий собственноручно составил план расширения производства. Он предложил основать здесь же стекольный, кожевенный, лосиный поташный заводы, шляпную писчебумажную фабрики. Павел I утвердил 9 февраля 1797 года.

К фабрике были приписаны местные крестьяне. В Тельму потянулись ссыльнопоселенцы, владевшие ремеслами. Сюда также отправляли ссыльных женщин, семейных мастеровых, чтобы домашним очагом прикрепить людей к фабрике. Появились в Тельме свои плотники, каменщики, столяры, ремесленники других профессий, что позволило развернуть большие строительные работы.

Новый экономический подъем фабрики связан с приходом в июне 1808 года директором полковника Соколовского. Этот подъем еще более усилился в связи с началом Отечественной войны 1812 года.


Многие тысячи рабочих рук на крупных по тем временам предприятиях и мелких фабриках, типа Тельминской, работали на нужды армии. Фабрика выпускала сукно для военного ведомства. В числе конкретных мер при Соколовском были: прибавка 56 ссыльных к работавшим на фабрике в то время 444 человекам. Кроме того кожевенный завод при фабрике и все ненужные здания и инструменты, оцененные в 29878 рублей были проданы, а на вырученную сумму был построен двухэтажный главный корпус.

Были возведены кладовая для хранения денежной казны, сукон, красок и прочих материалов, красильная и магазин для «хранения, заготавливаемого на воинских служителей провианта». Чтобы поднять благосостояние фабрики, было предложено военному ведомству платить за сукна в первые три года по цене сукон, отпускаемых Павловской фабрикой (Звенигородский уезд Московской губернии)

Принятые меры дали положительные результаты. В год начала Великой Отечественной войны фабрика имела прибыль в сумме 70 тысяч рублей. Она произвела 60379 аршин солдатских сукон с неоконченной отделкой, 286 аршин – из козьего пуха, 480 аршин – из верблюжьего и 451 аршин – из яратинного, а всего 61580 аршин. В отчете за 1812 год говорится: «…со времени поступления ея в ведении Генерал-губернатора никаких сумм из государственного казначейства на содержание ея не отпускается и она изворачивается сама собой».

В 1819 году фабрику посетил известный деятель М.М. Сперанский, назначенный сибирским губернатором. По его распоряжению для фабрики, где до этого применялся исключительно ручной труд, были выписаны трепальная и чесальная машины. По их образцу местные мастера изготовили нужное количество новых. Машины приводились в действие водяным колесом: для этого речка Тельма была перегорожена плотиной и для сбора воды выкопано 3 пруда. Фабрика продолжала производить сукно для нужд армии и в довольно больших количествах.

К 1825 г. назрела необходимость в разработке Положения об управлении Тельминской суконной фабрикой. Такое Положение было в этом же году подготовлено, подписано генерал-губернатором А. С. Лавинским и направлено на рассмотрение в Министерство финансов. Положение об управлении фабрикой было Высочайше утверждено 10 мая 1826 г. Но это Положение не было незыблемым. Ревизия сенатора Толстых, проведённая в 1846 г., выявила ряд недостатков в управлении Тельминской суконной фабрикой. Министерство финансов, основываясь на этих замечаниях и на представленных данных особой Комиссии, 15 марта 1847 г. рассмотрело и утвердило изменения некоторых пунктов Положения об управлении фабрикой от 1826 г.

В 1823 г. на Тельминской фабрике работало 1159 человек. К фабрике было приписано для её обслуживания 3400 душ обоего пола крестьян и мастеровых.

Ввиду нерентабельности для казны, Тельминская суконная фабрика по Высочайшему повелению, последовавшему 17 апреля 1861 г., была закрыта и передана на публичные торги, которые и состоялись 4 декабря 1861 г. На торг были выставлены все строения, машины, оборудование, инструменты и земля, принадлежащие Тельминской фабрике. 15 января 1862 г. состоялась официальная передача Тельминской суконной фабрики новым её владельцам, перекупившим её на торгах, купцам Останину и Молодых. С семидесятых годов владелицей фабрики становится купчиха М. А. Останина, которая в 1871 г. в селе Тельминском открывает при фабрике красильно-аппретурное заведение. Позднее владельцами Тельминской суконной фабрики становятся братья Белоголовые.

Во время войны 1905 г. Тельминская фабрика использовалась под госпиталь для раненых воинов. Свидетельствует газета «Иркутские губернские ведомости», которая 14 июня 1905 г. писала: «Комиссия по приспособлению зданий под госпитали занята в настоящем времени приспособлением суконной фабрики братьев Белоголовых в селе Тельминском, уступленной до 1 ноября военному ведомству, которые должны будут произвести некоторый ремонт фабрики. Здесь рассчитывается разместить 1400 раненых».

В 1941 году, по решению ГКО, в Иркутскую область из Одессы была эвакуирована швейная фабрика им. Воровского. Она разместилась в старых, но довольно добротных еще строениях бывшей Тельминской суконной фабрики. Все военные годы фабрика специализировалась на пошиве военного обмундирования и его ремонте.

Тельминское стекло


Промышленный характер Тельмы определяла не только фабрика. Кроме сукна, в селе производили стекло, кожу, спирт.

Производство стекла началось тут еще в 1798 году при О.И. Новицком, но рассвет его связан с деятельностью управляющих фабрикой полковником Игнатием Ивановичем Соколовским (1808-18020) и Иваном Петровичем Платоновым (1820-1831).

Вначале в Тельме выпускали посуду из зеленого, синего, полубелого стекла. Одновременно велись опыты по получению белого стекла, считавшегося самым высоким по качеству Песок и глину для производства завозили с брегов Байкала и острова Ольхон, но вскоре нашли хорошие залежи рядом, неподалеку от Бельского острога. Изготовление стекла стало обходиться намного дешевле.

В 1811 году начались работы по преобразованию стекольного завода и закончились в 1813 году. Были установлены четыре новых плевельных печи, одна из которых построена по чертежам тельминских умельцев. В 1813 году в отдельном корпусе была пущена гранильная машина.

С императорского стекольного завода в Тельму прибыли два мастера – Никитин и Стражев. Приехали не на время: перевезли сюда свои семьи, обзавелись домами. Сразу же после приезда набрали учеников из местных мальчиков. Комиссионер фабрики Талаикин был командирован в столицу для изучения стекольного производства на Императорском заводе и по возвращении в Тельму внес немало технологических усовершенствований в процесс изготовления стекла.

Результаты уважительного отношения к технике и технологии не замедлили сказаться. В 1807 году на заводе было изготовлено 5152 предмета, в последующие годы рост продукции наблюдался неуклонно до середины 19 века. В 1826 году Тельма поставила на рынок 48000, а в 1859 году – почти 57000 изделий.

Стекольное производство давало до 30 % всей фабричной прибыли. Из зеленого, желтого, синего, полубелого и белого стекла делали чайную и столовую посуду – разнообразные по форме чашки, графины, кувшины, кружки, судочные приборы, тарелки, штофы, полуштофы. Кроме того, выпускали «аптечные склянки», оконное стекло, предметы церковного обихода. В 1823 0 1826 гг. тельминцы выпускали даже зеркала «на китайский манер» и с великими предосторожностями возили их на продажу в Кяххту, где сбывали китайским властям.

Тельминская стеклянная мануфактура получила высокую оценку современников, бывавших на фабрике и ознакомившихся с производством и готовой продукцией. «На стеклянном заводе я видел разные вещи, дутые в печах… Стеклянная сия работа мало уступает Петербургской и гораздо превосходнее Голландской и Датской. Нет сомнения , что она вскоре поравняется с Английскою, и дойдет до возможной степени совершенства», - писал в 1815 год путешественник и коммерсант П.В. Добель

С 1822 года завод стал выделывать довольно чистый хрусталь и приобрел искусство гранить так, что ныне поделки по красоте рисунка и по гранению не уступали изделиям лучших стеклянных заводов», - вспоминал в мемуарах И.Т. Калашников. Особенно обращали на себя внимание оправленные в серебро лампы из синего стекла, стаканы, графины, рюмки, расписанные червонным золотом. Правда, столь нарядные изделия стоили очень дорого. Например, лампада оценивалась в тысячу рублей. Но завод учитывал материальные возможности всех слоев, и поэтому посуду тельминского производства можно было встретить как в доме мелкого чиновника, так и в доме первостатейного купца.

В 1839 году в Тельме сделал остановку немецкий физик и путешественник Адольф Эрман, следовавший по заданию Академии наук на Камчатку. Продукцию Тельминского завода он нашел прекрасною: «…хрустальную посуду изготавляли весьма изящно». Ученый был тронут мастерством и отзывчивостью местных мастеров. По его просьбе они изготовили десять барометрических трубок, подошедших к оправам с величайшей точностью, что позволило ему продолжить измерение высот.

Тельминское стекло более 100 лет пользовалось спросом. Об этом свидетельствуют данные, относящиеся к концу 19 столетия, приведенные М.К. Одинцовой. В 1879 году стекла было произведено на сумму 65 тыс. рублей, в 1880 – на 82 тыс. рублей и в 1891 – на 62 тысячи. Если к ому времени суконное производство стало сокращаться, то стекольная промышленность продолжала развиваться, т.к. «стекольные изделия с трудом выносили гужевую перевозку».

Тельма – село промышленное

Однако не только стеклом славилась когда то Тельма. Кроме того, в селе изготовляли вату, ковры, свечи, мыло, клей, церковную утварь и др.

Здесь делали прочную и красивую мебель – столы, стулья, кресла, диваны, «оклейные» и «под политуру», изготавливали дрожки и дорожные экипажи. Тельминские ремесленники соперничал с Иркутскими умельцами.

В 1833 году в Тельме было 6 каменных и 51 деревянное производственное строение. 325 домов: население ее составляло около 2000 человек, из них 810 были заняты на фабриках и заводах. В отчете за 1836 год иркутский генерал-губернатор отмечал, что тельминская мануфактура «бросается в глаза своей обширностью и благоустройством» Прямые и широкие улицы, дома с фасадами «на городской манер»,торговые лавки, мясной ряд, где местные жители и путешествующие по Московскому тракту, могли найти все необходимое – такой осталась Тельма в памяти поколений. В Иркутской губернии Тельма представляла собой один из самых цивилизованных и культурных уголков.

Тельминский храм


У проезжей дороги была поставлена церковь, она и сегодня привлекает внимание своими выразительными формами. В числе тысяч других храмов в советское время Тельминская церковь была закрыта и в тридцатые годы варварски разорена. Но памятнику повезло: он уцелел и в 1943 году был возвращен общине верующих. Незаменимую услугу этому памятнику зодчества оказал настоятель храма, священник Павел Тарелкин: он старательно собрал сведения по истории церкви, описал внутренний и внешний вид храма, буквально по крупицам собирал сведения.

Благодаря ему известно, что церковь была заложена 9 июня 1814 года, для которой пожертвованиями народа собрали 110 тысяч рублей, а 20 августа 1816 года освещена в честь Казанской божьей матери. На торжественное ее освещение, кроме рабочих и крестьян, окрестных сел, прибыл иркутский генерал-губернатор А. Ловинский с многочисленной свитой. Торжественное богослужение проводил настоятель Иркутского Вознесенского монастыря, бывший игумен Московского Николаевского монастыря архимандрит Павел.

Богатый алтарь, мерцавший в свете множества свечей, украшал «подсвечник в два аршина вышины из хрусталя, узоритсто выточенный». Этот факт упоминается путешественником натуралистом Добелем, оставившим одно из наиболее полных описаний Тельминской мануфактуры. На деревянном восьмиконечном кресте, размещенном в алтаре, была вырезана надпись, из которой явствовало, что вдохновителем строительства был директор фабрики И.И. Соколовский. Ему, вероятно, и принадлежала идея повторить в Тельминском храме архитектурный образ московской церкви Варвары – мученицы, что и ныне возвышается близ Красной площади.

Вариант казаковской постройки «привязал» к сибирской земле иркутский губернский архитектор Яков Иванович Кругликов, а главным мастером на стройке выступил Иоаким Иванович Шорин, из числа ссыльных, приписанных к фабрике.

Удачное местоположение и хорошие пропорции здания отмечают все, писавшие о Тельме. «Храм сей, - замечал А.И. Мартос, - поставлен на месте прекрасном, тотчас вправо, когда проедете мост, по дороге к Иркутску. Колокольня издали делает пленительный вид. На колокольне, как полагать надобно, из подражания католическим костелам в нашей Польше, устроены часы с музыкою».

Своеобразными чертами отмечен и интерьер храма. «нельзя не удивляться простоте и важности, какая представляется во внутренности церкви. Здесь нет ни испещренных альфреско стен, ни бесчисленных икон, которые несмотря на долстдолжное к ним благоговение, уничтожают красивое целое; здесь во всем видно единственный, один господствующий белый цвет, и все украшение состоит только в нескольких пилястрах, поддерживающих карниз, даже самый иконостас очень прост и не рассеивает внимания», - писал в 1817 году И.Т.Калашников.

А.И. Мартос писал: «Вместо привычного высокого и глухового иконостаса – легкая алтарная преграда. Не встретишь в православном храме и светской живописи: здесь же ограждение балкона хоров украшено росписью вполне «мирской» - своего рода девять живописных картин с видами парков, дворцов, беседок, мостиков».

Как чудо воспринималось некогда и хитроумное техническое устройство – что то вроде механического музыкального инструмента. Таинственная механика исправно наигрывала 12 музыкальных пьес: каждый час своя музыка. Причем создавалась иллюзия, будто исполняют мелодии архангелы. Две алебастровые фигуры стояли в нишах по обе стороны от хоров, а две другие- на крыше здания у парапета. В нужный момент они поднимали свои позолоченные трубы и разливалось «доброгласное песнопение» Соорудил это чудо мастер Климиов. И был он, как и И.И.Шорин, из числа мастеровых фабрики.

Церковь и сейчас невольно привлекает внимание каждого, кто проезжает по Московскому тракту. Это архитектурное сооружение 19 века, стоящее на берегу пруда и отражающееся в его спокойных водах, по выражению известного художника И.Грабаря, можно назвать «лебединой песней древнего русского зодчества».

Заключение

Сейчас в Тельме проживает 5136 человека, от прежних производств практически ничего не осталось, только немного работает фабрика Ангарской швейной мануфактуры. На ней трудится бригада из 12 человек, которая выпускает спецодежду для инкассаторов. В основном сейчас люди работают в Ангарске, Усолье-Сибирском и Иркутске.

Главной гордостью и красой поселка остается — церковь Казанской Иконы Божьей Матери. Церковь стоит на небольшом пригорке, что придает ей особую величавость и торжественность. Каждые выходные сюда наведываются новобрачные со всех близлежащих поселков и городов, чтобы сфотографироваться на фоне храма. Часто венчаются.

Вокруг церкви разбиты цветочные клумбы, за которыми ухаживают работники церкви. Помогают и прихожане. Например, местный мастер вырезал из дерева для храма иконостас. На Рождество перед церковью изо льда вырезали сцену рождения Иисуса.

Посильную помощь оказывают и предприниматели, вкладывая собственные средства в ремонт храма и выделяя деньги для других нужд. В православные праздники в церкви собирается очень много народа, люди съезжаются со всех окраин.

Литература

  1. Братющенко Ю. Газета «Ленинский путь» № 36 от 20.02.1988 г. Первенец сибирской металлургии.
  2. Братющенко Ю. Газета «Ленинский путь» № 90 от 17.05. 1991 года. Тельминское стекло
  3. Братющенко Ю. Газета «Ленинский путь» № 141 от 18.07.1987 года. Военная жизнь старой Тельмы.
  4. Ильинский А. Газета «Ленинский путь» № 170 от 29.08.1986 года. Первая Сибирская мануфактура.
  5. Ильинский А. Газета «Ленинский путь» № 206 от 22.10.1988 года. Первый железоделательный.
  6. Ильинский А. Газета «Ленинский путь» № 78 от 21.04.1989 г. Тельминский храм
  7. Полунина Н. Газета «Ленинский путь» № 129 от 12.07. 1991 г. Тельма.
  8. Полунина Н. Газета «Ленинский путь» № 130 от 13.07. 1991 г. Тельма.
  9. Полунина Н. Газета «Ленинский путь» от 16.07. 1991 г. Тельма.
  10. Тихонов Е. Газета «Ленинский путь» № 228 от 17.11.1976 года. Тельма – село промышленное.


Если страница Вам понравилась, поделитесь в социальных сетях:

Партнеры и статистика