Публикация материалов

Темы исследований

Наш баннер

Мы будем благодарны, если Вы установите наш баннер!
Баннер сайта Обучонок
Код баннера:
<a href="https://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="https://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Исследовательские работы и проекты учащихся"></a>
Все баннеры...
Исследовательская работа: 
Пушкинские места Москвы

7. Место встречи Пушкина с Н.Н. Гончаровой

На Тверском бульваре, дом 22, на месте современного МХАТА, во времена Пушкина располагался особняк Кологривовых. Большой дом был построен генералом от кавалерии Андреем Семеновичем Кологривовым. Только по фотографиям можно представить себе, как красив и своеобразен был этот небольшой особняк.


Здесь устраивал свои балы знаменитый учитель танцев Петр Андреевич Иогель. Танцмейстер Иогель был в течение нескольких десятилетий своеобразной московской достопримечательностью. Четыре поколения москвичей учились танцам на балах, которые устраивал он в домах московской знати.

Иогель умел сделать так, чтобы все веселились и танцевали непрестанно. На этих балах настолько все было пропитано уважением к маэстро, что ни разу не возникло ни подобия скандала, ни злой или скверной шутки.

В декабре 1828 года на балу у Иогеля в доме Кологривовых на Тверском бульваре Пушкин впервые встретил Наталью Николаевну Гончарову.

«В белом воздушном платье с золотым обручем на голове, она в этот знаменательный вечер поражала всех своей классической царственной красотой». [2, С.103].

«Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее едва начинали замечать в обществе. Я полюбил ее, голова моя закружилась, я сделал ей предложение», - вспоминал Пушкин в одном из писем». [2, С.103].

Вскоре по Москве пронеслась весть, что Пушкин «влюблен, очарован, совсем очарован!» [3, С.74].

О Н.Н. Гончаровой заговорили в свете, называя ее одной из первых московских красавиц, необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении. Помимо ее воли покоряли всех.

Мать Натальи Николаевны, Наталья Ивановна, женщина грубая и своенравная, не жаловала Пушкина. Поэт с сомнительной политической репутацией, не располагавший определенным материальным состоянием, не импонировал ей в качестве мужа дочери-красавицы.


Собственное ее имение было разорено, она нуждалась и рассчитывала найти для дочери лучшую партию. И когда 1 мая 1829 года Ф. И. Толстой явился в дом Н. И. Гончаровой и от имени Пушкина просил руки ее дочери Натальи Николаевны, Наталья Ивановна ответила уклончиво: дочь еще слишком молода, надо подождать.

Около двух дет тянулась история Пушкинского сватовства. Но он не отступал: слишком сильна была его влюбленность, мечта о счастье с этой девочкой, такое не похожей на него, такой спокойной, нежной, умиротворяющей, кружила ему голову.

Пушкин искал семейного счастья, тепла, домашнего очага, он устал от неустроенной жизни с постоянными переездами, от беспорядочного холостого существования.

Согласие было получено лишь в апреле 1830 года. 6 мая 1830 года состоялась помолвка и Александр Сергеевич был официально объявлен женихом Наталии Николаевны Гончаровой. Разосланы извещения о помолвке.

В то смутное и радостное время Пушкин создает прозаический отрывок, во многих чертах автобиографичный: «Участь моя решена. Я женюсь… Та, которую любил я целые два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством – боже мой – она… почти моя…

Я женюсь, т.е. я жертвую независимостию, моей беспечной, прихотливой независимостию, моими роскошными привычками, странствиями без цели, уединением, непостоянством. Я готов удвоить жизнь и без того неполную. Я никогда не хлопотал о счастии, я мог обойтиться без него. Теперь мне нужно на двоих, а где мне взять его?». [3, С. 156]

В этот переломный момент жизни, в преддверии женитьбы, в августе 1830 года, Пушкин пишет стихотворение «Мадона» (поэт писал это слово с одной «н»), которое посвящено его невесте:

Не множеством картин старинных мастеров
Украсить я всегда желал свою обитель,
Чтоб суеверно им дивился посетитель,
Внимая важному сужденью знатоков.
В простом углу моем, средь медленных трудов,
Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш божественный спаситель —
Она с величием, он с разумом в очах —
Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.
Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,
Чистейшей прелести чистейший образец.


Как писал Пушкин в письме к Натали, в этот период он «проводил целые часы» перед картиной, изображающей «белокурую мадонну», которая похожа на нее «как две капли воды».

В последних числах августа 1830 года он едет в Болдино для раздела имения, часть которого перед женитьбой выделил ему отец. И тут его отгородит от Москвы эпидемия холеры, невозможность покинуть поместье из-за карантина.

Затворничество в имении Большое Болдино из-за объявленного холерного карантина совпало с подготовкой к долгожданной женитьбе на Наталье Гончаровой.

А потом - три месяца болдинского житья, три месяца беспокойства, напряженности, нервов, тоски и ожидания, три месяца осеннего уединения – и необычайного, беспримерного творческого взлета. Здесь осенью 1830 года им были созданы: две последние главы «Евгения Онегина», «Повести покойного Ивана Петровича Белкина», «Опыт драматических изучений» («Маленькие трагедии»), поэма «Домик в Коломне», «Медный всадник», «Пиковая дама», «История села Горюхина», «Сказка о попе и о работнике его Балде», около 30 лирических стихотворений («Бесы», «Элегия»).

Лишь в начале декабря Пушкин смог прорваться через все заставы и приехать в Москву к невесте.

Данные сведения легли в основу формирования страницы альбома «Пушкинские места Москвы», посвященной знакомству с Н.Н. Гончаровой.

8. Место венчания А.С. Пушкина

Венчание А.С. Пушкина и Н.Н. Гончаровой состоялось 2 марта (18 февраля по ст.ст.) 1831 года в церкви Большого Вознесения у Никитских ворот (Храм Вознесения господня в Сторожах), ул. Большая Никитская, дом 36. Пушкину 31 год, Натали – 18.

В церковь пропускали только родных и близких по пригласительным билетам. Полиция у входа строго наблюдала за порядком.

Во время обряда, как рассказывали присутствовавшие, Пушкин нечаянно задел за аналой, с него упали крест и Евангелие, а при обмене колец одно из них тоже упало на пол и погасла свеча. Пушкин побледнел и при выходе из церкви сказал по-французски: «Все плохие предзнаменования!».

По итогам работы над седьмым этапа сформирована страница альбома «Пушкинские места Москвы».

Партнеры и статистика