Обучающие программы и исследовательские работы учащихся
Помогаем учителям и учащимся в обучении, создании и грамотном оформлении исследовательской работы и проекта.

Объявление

Наш баннер

Сайт Обучонок содержит исследовательские работы и проекты учащихся, темы творческих проектов по предметам и правила их оформления, обучающие программы для детей.
Будем благодарны, если установите наш баннер!
Баннер сайта Обучонок
Код баннера:
<a href="https://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="https://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Исследовательские работы и проекты учащихся"></a>
Все баннеры...
Тематика: 
История
Автор работы: 
Борисова Мария Алексеевна
Руководитель проекта: 
Маркова Наталья Витальевна
Учреждение: 
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Гимназия имени Подольских курсантов"
Класс: 
9

В итоговом индивидуальном проекте по истории на тему "Холокост" учащаяся 9 класса изучила что такое "холокост", технологию уничтожения Аушвица (Освенцим), подробно рассмотрела и подробно описала возникновение Варшавского гетто, а также рассказала о вытеснении гитлером евреев из германского государства.

Подробнее о работе:


В рамках исследовательской работы по истории на тему «Холокост» обучающаяся 9 класса также нашла и систематизировала много информации о польских лагерях Белзец, Хелмно и Собибор и об ужасных события, происходящих в этих лагерях, о людях, которые были главными ответственными за эти страшные события.

В процессе работы над индивидуальным исследовательским проектом по истории о холокосте ученица 9 класса также выяснила, что существует понятие "праведники мира". Согласно израильскому Закону о Памяти Катастрофы (1951), это не евреи, спасавшие евреев в годы Холокоста, рискуя при этом собственной жизнью.

Оглавление

Вступление

  1. Что такое холокост?
  2. Лагеря смерти
  3. Как возникло варшавское гетто?
  4. Гитлер и «еврейский вопрос»
  5. Белзец, Хелмно, Собибор
  6. «Еврейский вопрос» в Польше. Погром в Кельце
  7. Праведники мира

Список использованной литературы

Введение

Часто мы слышим про такие явления как геноцид, антисемитизм и ксенофобия. На уроках истории мы изучали одно из событий, произошедших именно из-за этих общественных движений, - холокост. Его можно назвать трагедией еврейского народа из-за масштабов уничтожения и их нечеловеческой жестокости.

При решении «еврейского вопроса» было уничтожено 60% еврейского населения Европы. И это только в Европе! Сведения о судьбах многих евреев утеряны. К сожалению, в рамках школьной программы нет возможности изучать темы более подробно, поэтому я решила сделать проект на эту тему.

Проблемный вопрос: каковы были причины, предпосылки появления и последствия холокоста?

Цель: выявить причины, предпосылки появления и последствия холокоста.

Гипотеза: по своим масштабам холокост – крупнейшее проявление антисемитизма, повлекшее за собой колоссальное число жертв.

Задачи:

  1. Найти информацию о холокосте.
  2. Сопоставить информацию из разных источников.
  3. Полученную информацию отобразить в презентации.

Что такое холокост


Холокостом (по-гречески – всесожжение) называют преднамеренную попытку полного истребления целой нации, приведшую к уничтожению до 60% евреев Европы, то есть примерно 35% еврейского населения мира. Во время Второй мировой войны на оккупированных Германией территориях были построены лагеря смерти, предназначенные для убийства миллионов людей. Были найдены многочисленные списки потенциальных жертв и свидетельства об убийствах.

Грандиозными, межнациональными были масштабы истребления: на всей оккупированной Германией территории, включавшей 35 европейских наций, жертвы холокоста преследовались и отсылались в концентрационные лагеря и лагеря уничтожения. Более того, из найденных документов следует, что нацисты планировали истребить еврейство США, Великобритании и Палестины в случае завоевания этих регионов.

Традиционно жертвами холокоста считаются 6 млн евреев Европы. Тем не менее, полного поименного списка жертв не существует. К концу войны нацисты уничтожали даже следы от лагерей смерти; сохранились свидетельства о вывозе либо уничтожении уже захороненных останков людей перед приходом советских войск. В музее холокоста Яд Ва-Шем в Иерусалиме хранятся персональные документы о примерно 3 миллионах жертв.

Неполнота данных объясняется тем, что зачастую еврейские общины уничтожались целиком и не оставалось родных, близких, друзей, которые могли бы сообщить имена погибших. Война разбросала людей, и выжившие отказывались сообщать о своих родных как об умерших, надеясь на встречу с ними. Огромное количество евреев было уничтожено на территории СССР, куда доступ израильским исследователям был закрыт и где говорили о погибших как о «советских гражданах».

Основной источник статических данных о холокосте – сравнение предвоенных переписей населения с послевоенными переписями и оценками. По оценкам «Энциклопедии холокоста» (издана музеем Яд Ва-Шем), погибло до 3млн польских евреев, 1,2млн. советских евреев.

Несмотря на явно дискриминационную политику по отношению к евреям, геноцид далеко не сразу после прихода нацистов к власти. Нацисты стремились выдавить евреев из страны, однако зачастую тем некуда было ехать. Для евреев Европы по известному высказыванию Хаима Вайцмана (впоследствии первого президента Израиля), мир разделился надвое: на места, где они не могли жить, и места, куда не могли попасть.

Практика запрета большинства западных стран на въезд еврейских беженцев отражала глобальный климат протекционизма с оттенком ксенофобии и откровенного антисемитизма. Международная конференция по беженцам в Эвиане (Франция) в июле 1938г., созванная по инициативе президента США Франклина Рузвельта, закончилась полным провалом. Кроме Доминиканской Республики, ни одна из 32 участвовавших стран не дала ожидаемым беженцам из Германии и Австрии ни малейшего шанса. К тому же Великобритания ограничивала приток эмигрантов в подконтрольную ей Палестину.

Начало преследованиям положил бойкот евреев с 1 апреля 1933г и последующая война расовых законов, нацеленных на евреев, работающих в государственных учреждениях или по определенным профессиям. «Нюрнбергский закон» от 15 сентября 1935 положил конец равноправию евреев в Германии и определял еврейство в расовых терминах.

Антиеврейская истерия в Германии привела 1938г (в ночь с 9 на 10 ноября) к массовым погромам, вошедшим в историю, как «хрустальная ночь» (из-за осколков стекла, которыми были усыпаны улицы немецких городов). "Хрустальная ночь". Ночь с 9 на 10 ноября 1938, во время которой по всей Германии прошли еврейские погромы. Сигналом к началу еврейских погромов, повод для которых давно искали нацистские власти, послужило убийство в Париже 17-летним польским евреем Гершелем Грюншпаном 7 ноября 1938 советника германского посольства Эрнста фом Рата. В ответ на этот акт в ночь с 9 на 10 ноября по личному приказу Гитлера и при организационном участии Геббельса и Гиммлера был инсценирован как стихийное выражение народного гнева всегерманский еврейский погром.

Было разрушено и сожжено 267 синагог и 815 магазинов и предприятий, принадлежавших евреям. 20 тыс. евреев были арестованы и брошены в концлагеря, 36 человек было убито. Общий ущерб составил 25 млн. рейхсмарок, из которых около 5 млн. пришлось на разбитые витрины (отсюда второе название "Хрустальной ночи" - "Ночь разбитых витрин"). Впоследствии возникла легенда, будто Геббельс и Гиммлер организовали этот погром без ведома Гитлера, и он, узнав об этом, якобы был недоволен и строго выговаривал им за эту акцию. Однако близко стоявший к Гитлеру имперский руководитель прессы Отто Дитрих решительно опровергает эту версию, утверждая, что именно Гитлер был инициатором "хрустальной ночи". (Книга Отто Дитриха "12 лет с Гитлером", Мюнхен, 1955).

В 1933-1939 гг из Германии и Австрии бежало 330 тысяч евреев. Около 110 тысяч еврейских беженцев вырвались из Германии и Австрии в соседние страны, но подвергались преследованиям уже во время войны.

В начале 1939г Гитлер поручил «ответственному за 4-летний план» Герману Герингу подготовить меры по выселению евреев из Германии. Начало Второй мировой войны не только увеличило их количество (после присоединения к Германии западной Польши), но и осложнило пути легальной эмиграции.
В 1940-м – начале 1941г нацисты разрабатывают несколько вариантов решения еврейского вопроса: предлагают Кремлю принять евреев рейха в СССР, инициируют план «Мадагаскар» (переселение всех евреев на этот остров) и «Люблин» (создание еврейской резервации в оккупированной нацистами части Польши). В конце 19 в. – первой половине 20 в. появился ряд проектов, рекомендовавших создать на Мадагаскаре пристанище для «лишних» евреев восточноевропейских стран.

Автор первого такого плана, немецкий юдофоб П. А. де Лагард, предложил в 1885 г. решить еврейский вопрос в Восточной Европе (которой он предсказывал широкую немецкую колонизацию) путем высылки евреев из Польши, России, Румынии и Австро-Венгрии на Мадагаскар. Правительства Польши и Японии, искавшие решения проблемы перенаселенности их стран, исследовали в 1926 г. и 1927 г. возможность переселения части их граждан на Мадагаскар, но отвергли ее. Тем не менее, в 1937 г. правительство Польши возложило на назначенную им комиссию задачу выяснить приемлемость плана насильственного выселения евреев на Мадагаскар. Комиссия заключила, что климатические условия Мадагаскара неблагоприятны для жизни выходцев из Европы.

Такого же мнения придерживался французский губернатор Мадагаскара. Несмотря на это, министр иностранных дел Франции Ж. Бонне в декабре 1938 г. заявил министру иностранных дел Германии И. Риббентропу, что в целях очистки Франции от десяти тысяч беженцев-евреев из Германии их придется выслать на заморские территории (видимо, на Мадагаскар). В то же время в нацистской Германии А. Эйхманом и другими был разработан державшийся в секрете план — в течение четырех лет вывезти четыре миллиона европейских евреев на Мадагаскар, где предполагалось создать полицейский резерват, своего рода гигантское гетто.

Против нацистского проекта, разоблаченного и опубликованного в Италии (июнь 1940 г.), выступил Американский еврейский комитет, произведший специальное обследование условий на Мадагаскаре и признавший невозможность массового поселения там европейцев. В августе 1940 г. нацистская Германия официально выдвинула так называемый Мадагаскарский план, возможно, используя его для прикрытия своих планов «окончательного решения» еврейского вопроса. На Ванзейской конференции (январь 1942 г.) нацистские власти, отклонив Мадагаскарский план, заменили его планом насильственного вывоза евреев на восток Европы.

Ранее рассматривался ещё один вариант переселения евреев – в Уганду. Все эти проекты, к счастью, не были реализованы.
Начиная с 1941 года, согласно расовой теории, в нацистской Германии появляются концентрационные лагеря, «лагеря смерти», «фабрики смерти», единственно правильной целью которых было методичное убийство европейских евреев, а в дальнейшем и других «неполноценных» народов. Эти лагеря были созданы на территории Восточной Европы, в основном в Польше, а также на территории стран Балтии, Белоруссии, на других оккупированных территориях, так называемых, генерал-губернаторств.

Около 4 млн. русских, более 3 млн. евреев и до 200 тыс. цыган погибло в лагерях уничтожения, прежде всего в газовых камерах (кроме того, евреи и цыгане уничтожались при массовых расстрелах). Эти лагеря часто упоминаются «как концентрационные лагеря», хотя исследователи холокоста проводят различия между концентрационными лагерями и лагерями смерти.

Концентрационные лагеря нацистской Германии существовали до начала и во время Второй мировой войны на всей захваченной нацистами территории. Первые концлагеря были исправительно-трудовыми и располагались в самой нацистской Германии. В течение войны в лагерях содержались миллионы людей, среди которых были евреи, коммунисты, поляки, советские и другие военнопленные, гомосексуалы, цыгане, Свидетели Иеговы и другие. Миллионы узников концентрационных лагерей погибли от жестоких издевательств, болезней, плохих условий содержания, истощения, тяжёлого физического труда и жестоких бесчеловечных медицинских опытов.

С началом войны нацисты захватили регионы с компактным еврейским населением – Польшу, Прибалтику, Украину, Белоруссию.
В крупных городах (намного реже – городах небольших) создавались еврейские гетто, куда сгонялось всё еврейское население города и окрестностей. Крупнейшее гетто было создано в Варшаве, в нем содержалось до 480 тысяч евреев. Оно было ликвидировано в мае 1943г., после массовых депортаций в Треблинку летом 1942г и двух восстаний в январе и апреле 1943-го.

В гетто города Лодзь содержалось до 160 евреев. Это гетто было уничтожено постепенно: последовал ряд депортаций в Хелмно и другие лагеря, а 1 сентября 1944г оно было окончательно ликвидировано.

На территории СССР крупнейшим гетто были гетто во Львове и Минске. В Вильнюсе гетто изначально содержало 50 тысяч евреев, большинство из них было расстреляно в оврагах около Понара. После подавления восстания в вильнюсском гетто последние несколько тысяч евреев были отправлены в лагеря Эстонии. Гетто в Белостоке (ныне Польша), содержавшее вначале 50 тысяч евреев, было ликвидировано 16 августа 1943г после пяти дней боев с еврейским подпольем.

Население еврейских местечек в СССР уничтожалось сразу, на месте, так называемыми айнзацгруппами. По всей Прибалтике, Украине, Белоруссии, почти возле каждого небольшого городка, возле многих деревень находятся овраги, куда сгоняли и расстреливали мужчин, женщин, детей.

В Освенцине (Польше) в 1940г началась депортация евреев из Германии, и, спустя несколько дней, была запрещена еврейская эмиграция. Так же в октябре были выбраны места для строительства лагерей уничтожения Хелмно и Белжец. В начале декабря первый из них, Хелмно, начал функционировать. Там евреев убивали угарным газом, который вырабатывали дизельные двигатели, закачивавшие газ в камеры.

Лагеря смерти


Используемые нацистами для убийства евреев, славян и узников других национальностей лагеря были построены по специальным проектам, с расчётной мощностью на заданное количество людей. В лагерях смерти уничтожались люди разных национальностей, врагов или представителей «низших» групп населения – в странах, попавших под власть нацистов. В лагерях были специальные приспособления для массовых убийств.

Умерщвление людей в лагерях смерти было поставлено на конвейер. Лагерями смерти, предназначенными для массовых убийств евреев и цыган, были Треблинка, Хелмно, Белжец, Собибор, а так же Майданек и Освенцим (являвшиеся и концентрационными лагерями) в Польше.
Также к лагерям смерти можно отнести Ясеновац (система лагерей для сербов и евреев) в Хорватии и Малый Тростенец в Белоруссии.
Жертвы, как правило, свозились в лагеря эшелонами, а потом уничтожались в газовых камерах.

Технология уничтожения Аушвиц (Освенцим)
Типичная последовательность действий, производимых в Освенциме и Майданеке над гражданскими лицами еврейской и цыганской национальностей сразу после прибытия (в пути люди умирали в вагонах от жажды, удушья): отбор на немедленное уничтожение на выходе из вагонов; немедленная отправка отобранных для уничтожения в газовые камеры. В первую очередь отбирали женщин, детей стариков и нетрудоспособных. Оставшимся предстояла татуировка номера, каторжный труд, голод. Тех, кто заболевал или просто ослабевал от голода, немедленно отправляли в газовые камеры.

В Треблинке, Хелмно, Белжеце, Собиборе в живых временно оставляли лишь тех, кто помогал убирать из газовых камер и сжигать трупы, а также сортировать вещи убитых, и тех, кто обслуживал охрану лагерей. Все остальные подлежали немедленному уничтожению.
Опишем один из таких эшелонов, привезший из Львова 6700 человек. При высадке на станции их уже поджидали эсэсовцы. Вот описание:

«Отворяют дверцы вагонов и нагайками выгоняют людей; через громкоговоритель отдаются приказания; всем надо сдать вещи и одежду, даже костыли и очки… Ценные вещи и деньги сдают в окошко с надписью: «Драгоценности». Женщин и девушек направляют к цирюльнику, который двумя взмахами ножниц срезает им волосы, набиваемые в мешки из-под картофеля… Потом начинается марш… Справа и слева проволочные заграждения, а сзади десятки украинцев с винтовками. Мужчины, женщины, девушки, дети, младенцы, калеки, все голые, как мать родила, идут толпой. На повороте, у входа в здание, стоит, ухмыляясь, эсэсовец и объявляет ласково: «Ничего дурного вам не сделают. Вы только должны дышать поглубже. Это укрепляет легкие. Правильное вдыхание необходимо для дезинфекции».

Его спрашивают, что будет с женщинами, и он отвечает, что мужчинам придется, конечно, работать на стройке дорог и домов, а женщины работать не будут, - они, если захотят, смогут помогать на кухне или по хозяйству… У некоторых в душе мелькает надежда, достаточная, чтоб без сопротивления продолжать брести к газовым камерам.

Большинство знает хорошо, какая судьба им уготована. Ужасная, всепроникающая вонь обнаруживает истину. Они поднимаются по нескольким ступенькам – и видят непредотвратимое. Нагие матери, онемев, прижимают младенцев к груди. С ними масса детей всех возрастов – все нагие. Они медленно, но всё же продолжают безмолвно двигаться по направлению к камере смерти. Идущие сзади напирают, эсэсовцы нагайками подгоняют толпу.

Женщина лет сорока проклинает главаря убийц и кричит, что кровь её детей падет на его голову. Офицер СС Вирт собственноручно ударяет её пять раз хлыстом по лицу, и она исчезает в газовой камере. Многие молятся… Эсэсовцы вталкивают людей внутрь.

«Наполнить до отказа!» - командует Вирт. Голые люди наступают друг другу на ноги. Семьсот-восемьсот человек… Двери замыкаются. Оставшиеся из транспорта ждут своей очереди. Ждут голыми и зимой. Но дизель не действует… Проходит 50 минут… 70 минут… А люди в камере стоят. Слышен их плач…Штурмбанфюрер СС профессор доктор Панненштиль, лектор по гигиене в Марбургском университете, замечает: «Точно как в синагоге!»

Наконец, через 2 часа и 49 минут, дизель начинает работать. Проходит 25 минут. Многие уже мертвы, - это видно через глазок… Через 28 минут некоторые ещё живы… Спустя 32 минуты мертвы все…
Через 28 минут некоторые еще живы… Спустя 32 минуты мертвы все… С другой стороны еврейские рабочие отмыкают двери. Мертвецы стоят, как базальтовые столбы—им некуда упасть. И после смерти еще можно распознать семьи—они стоят, прижавшись друг к другу и держась крепко за руки. С трудом только удается отделить тела, чтобы очистить место для следующей партии. Выбрасывают трупы — полневшие, покрытие смертным потом и мочой. Среди них младенцы, детские трупики, — но нет времени!

Две дюжины еврейских рабочих заняты тем, что обследуют полость рта убитых, открывая ее с помощью железных крюков. Приказ: «с золотыми зубами—налево, без золота—направо». Другие проверяют интимные части тела в поисках укрытого золота и бриллиантов… Вирт показывает полную консервную банку и восклицает: «Подыми-ка, посмотри, сколько золота!»
Так это происходило в Белжеце и в других местах.

На дверях в газовые камеры была надпись: «Умывальня и ингаляторий».
Известны примеры героического сопротивления обреченных на смерть людей. Евреи из Шидлицкого гетто, взбунтовавшиеся в ноябре 1942 г. в лагере Треблинка, были перебиты охранниками лагеря; в конце 1942 г. в этом же лагере вооруженное сопротивление оказали евреи из Гродненского гетто. В августе 1943 г. заключенные ворвались в оружейные склады Треблинки и напали на охрану лагеря; 150 повстанцам удалось бежать, но сотни были схвачены и убиты.

В октябре 1943 г. восстали узники лагеря Собибор; из 400 человек, прорвавшихся через заграждения, 60 удалось бежать и примкнуть к советским партизанам. В октябре 1944 члены еврейской зондеркоммандо (те, кто переносили тела из газовых камер в крематории) в Освенциме, узнав о намерении немцев ликвидировать их, взорвали крематорий. Почти все повстанцы погибли.

Как возникло Варшавское гетто

Как приятно получить, наконец, возможность добраться до шкуры еврея! Евреи должны почувствовать, что мы здесь...
(Из выступления генерал-губернатора Ганса Франка на совещании 25 ноября 1939 г.)
Одним из основных элементов идеологии гитлеровской Национал-социалистической рабочей партии с первых дней ее существования был воинствующий антисемитизм. Это евреи, по утверждению гитлеровцев, давно и небезуспешно добиваются господства над миром, это они развязали мировую войну с целью уничтожить Германию - страну, где, благодаря гениальной прозорливости фюрера, их коварные планы были разоблачены.

Захватив Польшу, немецкие фашисты принялись деятельно «спасать арийское население от еврейского засилья». На евреев надели опознавательные знаки, они были уволены из всех государственных и общественных учреждений, им запретили пользоваться библиотеками, посещать театры и кино, учить своих детей в школах вместе с детьми «арийцев», т.е. неевреев. «Арийским» фирмам было запрещено принимать на работу еврейских рабочих и служащих, еврейские предприниматели должны были уволить работавших у них неевреев. Одно за другим издавались распоряжения, запрещавшие евреям заниматься каким-либо видом ремесла или торговли, лишавшие все новые и новые слои населения средств к существованию.

В частности, путем ряда ограничений евреям практически было запрещено заниматься производством и торговлей текстильными и кожевенными товарами, между тем именно в этих отраслях традиционно было занято особенно много еврейских предпринимателей и рабочих. Под корень подсекало еврейскую торговлю запрещение евреям пользоваться поездами, автобусами и трамваями.

Еще 6 сентября 1939 г., в первые дни оккупации, немецкие власти запретили какие бы то ни было сделки в отношении еврейского имущества; в начале октября того же года евреям было предложено сдать все свои наличные деньги, оставив не более 2000 злотых на человека. Вслед за тем по всей стране было проведено штемпелевание денег, так что евреям, утаившим свою наличность, пришлось обращаться к «арийцам», которые брали за услугу десять, а потом и до семидесяти пяти процентов врученной для штемпелевания суммы.

Привлекая с первых же дней оккупации жителей столицы к разного рода принудительным работам, немцы особенно грубо и жестоко обращались с евреями. Они хватали на улицах прохожих-евреев, заставляли их работать на очистке города от развалин и баррикад, перетаскивать тяжести, мыть автомашины, выполнять земляные работы. При облавах немцы старались задерживать в первую очередь хорошо одетых людей, а во время работ всячески издевались над схваченными - приказывали хором кричать: «Мы виноваты в войне», снимать на морозе перчатки и рукавицы и работать голыми руками, бегать наперегонки на четвереньках, подгоняли работающих бичами.

Варшавское гетто

При появлении немецких грузовиков улицы еврейских районов Варшавы мгновенно пустели, и немцы стали подстерегать евреев в подворотнях, хватать на квартирах, на рынках, вытаскивать из трамваев (пока еще этот вид транспорта не был запрещен для евреев), ловили их во время посещения кладбища, врывались в молельни. Чтобы избежать облав, юденрат обязался регулярно посылать немецким властям нужное им количество еврейской рабочей силы.

В колоннах сформированного таким образом «трудового батальона» ежедневно выходило на трудповинность около 5-10 тысяч человек. Более половины из них не получали от немцев никакой платы, зато люди побогаче могли нанимать вместо себя «заместителей» из бедноты.

Бесчеловечность гитлеровцев, их способность попрать элементарные принципы справедливости не сразу и не целиком доходили до сознания их жертв. В начале 1940 г. кто-то, сводя личные счеты, убил в доме 54 на улице Налевки «синего» полицейского. Немцы арестовали 54 жильца дома, в том числе и детей, как «сознательных пособников убийства». Когда следствие не дало результатов, нацисты усмотрели в этом доказательство злой воли арестованных, упорно не желающих открыть истину немецким правдоискателям.

Все арестованные были расстреляны, о чем было дано сообщение в печати. В те времена родственники и знакомые погибших отказывались верить, что такое возможно. Слухи о том, что немцы нарочно пугают, что все арестованные, конечно, живы, прекратились лишь с наступлением весны, когда немецкие власти распорядились извлечь казнённых, зарытых в неглубоком рве, и закопать поглубже.
В трамваях и поездах немцы развешивали плакаты, изображавшие еврейских ремесленников и мелких торговцев в самом неприглядном виде: вот еврей добавляет к мясному фаршу пропущенную через мясорубку крысу, вот он грязными ногами месит тесто. Большие буквы предупреждали прохожих и пассажиров: «Евреи - вши - тиф!»

Антисемитская пропаганда не ослабевала во все время оккупации. После июня 1941 г. появились плакаты, на которых евреи гонят на фронт измученных солдат и рабочих; на других плакатах рядом с надписью «Евреи правят миром» изображался дьявол, пришпоривший земной шар.
«Еврей - твой единственный враг!» - кричали плакаты.
- А, единственный!.. - восклицали поляки, сдирая эти плакаты со стен.

Однако надо признать, что эта пропаганда подчас падала на благоприятную почву. Антисемитизм в Польше издавна был силен, особенно среди мелкой буржуазии. Он еще более усилился в кризисные тридцатые годы, когда разорявшиеся лавочники и потерявшие заработок интеллигенты мечтали поправить свои дела за счет еврейских конкурентов. Правые политические группировки - при попустительстве, а то и подстрекательстве со стороны правительства - организовывали травлю евреев в широком масштабе.

Попытка проследить в деталях исторические корни антисемитизма в Польше увела бы нас чересчур далеко от основной темы. Отметим лишь основные моменты.
Недоброжелательность и ненависть к неизвестному, непонятному, чужому уходит корнями в далекое прошлое, когда для первобытной орды пределы человечества совпадали с ее собственными рамками. Первобытные люди только членов своего коллектива считали за людей, все остальные не отличались в их глазах от диких зверей. «Чужой» означал врага, его надо было убивать при первой же встрече или бежать от него. В современную эпоху такие традиции в наибольшей степени удерживаются именно в мещанской среде с ее ограниченным кругом интересов, вкусов, знаний и представлений.


Звериное отношение отдельных групп человечества друг к другу ослабевало в ходе исторического развития очень неравномерно и во времени и в пространстве. Даже в нашем ХХ веке оказались возможными дикие вспышки ненависти, сопровождавшиеся истреблением миллионов беспомощных «чужаков». Евреи не раз оказывались в этом отношении в особенно неблагоприятной ситуации. В средневековье, когда происходило сплочение народов Европы в современные нации, евреи жили рассеянно в разных странах, повсюду составляя меньшинство, повсюду резко отличаясь от основной массы населения характером своих занятий, бытом, языком и - что было особенно важно в то время - религией. Повсюду и для всех они были чужими, проклятыми Богом иноверцами.

Обитателей средневековой Европы, на взгляды, нравы, быт которых наложило отпечаток натуральное хозяйство, многое отталкивало в образе жизни, внешнем облике и манерах поведения людей, принесших с собой непривычные для большинства денежные отношения и смотревших, в свою очередь, с неприязнью и высокомерием на грубых и глупых варваров. В других частях света и в другие эпохи подобное отчуждение испытывали армяне в некоторых странах Ближнего Востока, индийцы в Восточной Африке, китайцы в Индонезии и Малайе.

Во время крестовых походов евреи, напуганные усилением христианского фанатизма, хлынули из Германии в Польшу. Польские короли приняли их сравнительно хорошо, так как отсталой сельскохозяйственной стране наплыв торговцев и ремесленников с экономически развитого Запада приносил значительную пользу. В то время как немецкие горожане селились в Западной Польше, евреи заполнили города и местечки восточных районов, а также Украины и Белоруссии.

В средние века город повсеместно экономически эксплуатировал деревню, продавая свой товар втридорога, покупая у крестьян втридешева. В восточных областях Речи Посполитой крестьянину - поляку, украинцу, белорусу - противостоял горожанин-еврей. Экономический антагонизм приобретал национальную и религиозную окраску. Враждебное отношение мелкого производителя ко всему чужому было помножено на ненависть крестьянина к обирающему его горожанину.

Отсюда - погромы времен Б.Хмельницкого и М.Железняка. Конечно, еврейское население городов не состояло из одних эксплуататоров, - нищета в еврейских местечках ни в чем не уступала бедности деревни. Но кого это интересовало? Крестьянин видел и чувствовал на своей шкуре корчмаря, арендатора, торговца, ростовщика, скупщика, и именно они олицетворяли в его глазах жида.

В ХIХ веке, особенно во второй его половине, по всей Восточной Европе бурно развивается капитализм. В конкурентной борьбе новые промышленники и торговцы с раздражением убеждались, что издавна подвизавшиеся на этом поприще еврейские коллеги зачастую превосходят их опытом, связями, оборотливостью. В борьбе все средства хороши: новые, ломившиеся на первый план экономической жизни предприниматели стремились мобилизовать против конкурентов национальные чувства, ненависть широких масс. В период общенациональных экономических трудностей такая борьба может стать особенно ожесточенной: пожирание конкурентов представляется необходимостью.

И последнее - по счету, но отнюдь не по важности - обстоятельство: с конца XIX века, когда по всей Европе развернулось могучее рабочее и социалистическое движение, антисемитизм сделался излюбленным пропагандистским орудием капиталистов, стремившихся расколоть трудящихся, натравить их друг на друга.
В условиях экономического и политического кризиса баварские лавочники пошли за Гитлером; подобная обстановка складывалась в тридцатые годы и в Польше.

Общенародное несчастье сблизило в конце 1939 г. евреев и поляков, однако притихший на время антисемитизм стал после поражения Польши вновь поднимать голову. Антисемиты помогали немцам вылавливать евреев, уклоняющихся от принудительных работ, показывали жаждавшим пограбить немецким солдатами и чиновникам квартиры и магазины состоятельных евреев. Немцы же, в свою очередь, не стеснялись ворваться в еврейскую квартиру и, выбрав лучшее из утвари, заставить хозяина вынести все это на собственных плечах в ожидавшую у подъезда машину. На прощание от него требовали адрес какого-нибудь другого зажиточного еврея.

Услужливые доносчики показывали пальцами на евреев, осмелившихся, несмотря на запрет, сесть в поезд. Хулиганы вламывались в дома, охотились на улицах за евреями, носившими по традиции бороды и пейсы, и приводили этих несчастных к немцам, которые под гиканье и хохот собравшегося сброда срезали евреям волосы ножом, часто вместе с кожей и мясом. Матерые антисемиты, бежавшие с территорий, занятых Красной Армией, рассказывали повсюду о «еврейско-большевистских зверствах» и громко выражали надежду на то, что Гитлер отомстит евреям за все.

В феврале 1940 г. толпа в несколько сотен человек с криками: «Покончить с евреями!», «Да здравствует вольная Польша без жидов!» принялась громить и грабить еврейские жилища. На углу улиц Францишканской и Валовой евреи стали защищать ворота с ломами в руках. Один погромщик и два еврея были при этом убиты. В погроме, который продолжался несколько дней, приняли участие несколько немецких летчиков, вооруженных пистолетами.

Хулиганские выходки участились в марте 1940 г. во время Пасхи. Шайки подростков окружали прохожих-евреев и избивали их камнями и палками. Немцы по большей части не вмешивались, но иногда разгоняли хулиганов, тогда как другие немцы фотографировали всю сцену. Останавливая хулиганов-антисемитов, немцы опасались, как бы дело не зашло дальше еврейских погромов. Немецкая пропаганда представляла все это так, что якобы антиобщественное паразитическое поведение евреев вызывает вполне понятное возмущение польских народных масс.

Однако из-за дикости поляков, рассуждали далее гитлеровцы, их протест против еврейского засилья приобретает слишком необузданный, разбойный характер. Вот тут и оказывается необходим носитель порядка, прирожденный культуртрегер немец, призванный организованно покончить с еврейской эксплуатацией, не допуская при этом польского буйства.

Надо сказать, что в первые месяцы оккупации гитлеровцы порой хотели выглядеть всеобщими благодетелями. Варшавскому населению, в частности, раздавали с автомобилей, принадлежавших ведомству национал-социалистической благотворительности, бесплатные суп и хлеб, средства на которые, впрочем, брались из кассы варшавского городского самоуправления.

Иногда в очередь выстраивали и евреев, чтобы заснять трогательную сцену на кинопленку, а затем разогнать ненужных более статистов. Как правило же, евреев изгоняли из очередей за супом и хлебом и даже из очередей у водоразборных колонок (когда в Варшаве были перебои с водой). В Люблине фашистские пропагандисты, откровенно презирая здравый смысл своих соотечественников, не стеснялись инсценировать для киносъемок даже «избиение евреями немцев».

Первое время, когда польское движение Сопротивления только еще становилось на ноги, случаи противодействия антисемитам были редки. В предместье Варшавы Праге один вагоновожатый, хотя ему приставили к затылку пистолет, отказался переехать положенного фашистами на рельсы еврея. На Банковской площади в Варшаве старуха-полька сказала погромщикам, что они позорят Польшу и действуют на руку немцам. Ее слова были встречены хохотом. Чаще всего поляки-доброжелатели ограничивались тем, что потихоньку предупреждали евреев о грозящей опасности со стороны погромщиков.

«Никто, - писал незадолго до гибели еврейский историк и общественный деятель Эмануэль Рингельблюм, - никто не будет винить польский народ за эти беспрерывные эксцессы и погромы еврейского населения. Значительное большинство нации и ее сознательный рабочий класс, трудящаяся интеллигенция несомненно осуждали эти эксцессы, видя в них немецкий инструмент ослабления сплоченности общества, сотрудничество с немцами. Наш упрек, однако, заключается в том, что не было отмежевания - ни в устном слове (проповеди в церквах и т.п.), ни в печатном - от сотрудничающей с немцами антисемитской бестии, что не было эффективного противодействия беспрестанным эксцессам, что ничего не было сделано для ослабления впечатления, будто все польское население, все его слои поддерживали выходки польских антисемитов.

Пассивность подпольной Польши перед лицом грязной волны антисемитизма - вот что было большой ошибкой в период до возникновения гетто, ошибкой, которая будет мстить за себя на последующих этапах войны».
И среди немцев были те, кто не одобрял действия гитлеровских фанатиков-расистов в оккупированной Польше. Известны случаи, когда германские солдаты по собственной инициативе раздавали хлеб голодающим евреям, когда раненые солдаты защищали от жандармов еврейских детей, просивших хлеб возле госпиталя.

Педагог, ученый и литератор, погибший, как и многие, многие другие во время оккупации, Хаим Каплан рассказывает в своей хронике о немецком офицере, утешавшем мальчика-торговца, которому солдат растоптал товар. Офицер дал мальчику двадцать злотых. Упоминает Каплан и о немецких солдатах, совершенно по-товарищески игравших в футбол с еврейскими юношами, о немецком солдате, который говорил еврею: «Не бойся меня, я не заражен антисемитизмом».

Такие эпизоды, вероятно, были нечасты, потому-то они и обращали на себя внимание. Но, во всяком случае, генерал Кюлер, командующий дислоцировавшейся на территории Польши 18-й армией, вынужден был предупредить 22 июля 1940 г. солдат и особенно офицеров, чтобы они воздерживались от критики проводимой в Генерал-губернаторстве политики в отношении поляков, евреев и церкви. Кюлер выражал опасение, что среди немецких солдат может распространиться ложное мнение о целях «вековой борьбы германского народа на его восточных границах». Он предлагал солдатам держаться подальше от мероприятий, которые партия и государство доверили в связи с этой борьбой «специальным формированиям».


Даже на верхних ступенях гитлеровской иерархии возникали подобные настроения. Советник посольства фон Хассель (впоследствии казненный гитлеровцами) в конце 1939 г. писал в дневнике о «постыдных делах, творимых СС в первую очередь в Польше... Расстрелы невинных евреев сотнями, по конвейеру». А главнокомандующий немецкими войсками на Востоке генерал-полковник Бласковиц счел нужным подать Гитлеру меморандум о том, что «перебить несколько десятков тысяч евреев и поляков, как это делается в данный момент, означает стать на неверный путь. Этим не убить в массе населения идею польского государства и не устранить евреев.

Напротив, метод бойни приносит больше вреда, усложняет проблему и делает ее намного более опасной, чем это было бы при продуманных и целенаправленных действиях». В числе отрицательных последствий гитлеровской политики генерал видел, в частности, перспективу объединения поляков и евреев против палачей. Бласковиц опасался также морального разложения среди немцев. Понятно без лишних слов, что вся эта аргументация ни в малейшей степени не подействовала на главарей гитлеровского режима.

«Я знаю о критике многих мероприятий, которые ныне проводятся в отношении евреев, - говорил 16 декабря 1941 г. генерал-губернатор Франк на заседании своего правительства. - Все снова и снова, притом сознательно - это вытекает из донесений, - говорят о жестокости, твердости и т.д. Я просил бы вас согласиться со мной предварительно в следующем: сочувствие мы в принципе можем иметь только в отношении немецкого народа и более никого в мире. Другие ведь тоже не жалели нас...» В начале 1944 г., когда почти все польские евреи были истреблены, Франк еще раз громогласно обличил тех «сердобольных немцев», которые, как он выразился, «со слезами на глазах и ужасаясь» взирают на судьбу евреев.

Не следует забывать, что от критики гитлеровских преступлений по частностям, как бы широко она ни была распространена, было еще очень далеко до решительного отрицания нацистской идеологии и политики в целом, до разрыва с гитлеризмом. Солдат или офицер, сочувствовавший в том или ином конкретном случае жертвам гитлеровского террора, продолжал, как правило, подчиняться военной и государственной дисциплине и верил в то, что сражается «за родину». Нацистские фанатики, как бы омерзительны ни были отдельные их поступки, оставались для него «нашими». Он поддерживал и защищал их как соотечественников и товарищей по оружию от посягательств «врагов», тем самым обеспечивая им возможность безнаказанно предаваться патологической вакханалии зверств.

Начальник отдела труда при правительстве генерал-губернатора оберштурмбанфюрер СС Макс Фрауэндорфер, признавшийся фон Хасселю в конце 1942 г. в «безграничном отчаянии по поводу того, что он переживает ежедневно и ежечасно в Польше (...беспрерывные, невыразимые убийства евреев!), говорил, что он больше не выдержит и хочет идти простым солдатом на фронт» - т.е., по сути дела, с оружием в руках отстаивать право своих коллег по СС продолжать их дело в тылу.

21 сентября 1939 г. начальник имперской службы безопасности Рейнхард Гейдрих распорядился приступить к очистке западных областей оккупированной Польши от евреев под предлогом их участия в грабежах и партизанских нападениях. Отметив, что вопрос о дальнейшей судьбе евреев пока не решен, Гейдрих приказал в порядке предварительной меры концентрировать их в немногих расположенных близ крупных железнодорожных станций местах. Перед войной польские евреи обитали более чем в тысяче городов, местечек и деревень.

К 1942 г. они были согнаны в 54 города. Предполагалось со временем переместить всех евреев как Польши, так и других оккупированных гитлеровцами стран на территорию между Вислой и Бугом. «Мы хотим, чтобы от половины до трех четвертей всех евреев оказалось к востоку от Вислы, - говорил Франк на совещании 25 ноября 1939 г. - Этих евреев мы будем прижимать всюду, где только сможем».
Одно время гитлеровцы намеревались перебросить всех евреев (после того, как они будут обобраны) из оккупированной Польши в СССР, и пока демаркационная линия между советской и германской армиями еще не определилась, еврейское население массами перегоняли на советскую территорию.

лагерь холокост за колючей клеткой

Переселенцам зачастую не позволяли брать с собой даже одеяла и посуду, их не кормили в дороге. После многодневного переезда в запертых и не отапливаемых в мороз вагонах они прибывали к месту назначения совершенно беспомощными, обессилевшими, без средств к существованию.
Немецкая администрация Генерал-губернаторства без особой радости отнеслась к этому массовому наплыву, ссылаясь на возможность возникновения эпидемий, трудности с питанием, на неизбежность волнений. Франк говорил, что вполне отдает себе отчет в неимоверных трудностях, возникающих с переездом людей без имущества, без возможности начать новую жизнь, однако подчеркивал: исходить следует только из государственно-политических соображений.

«Всякое критиканство в отношении подобных мероприятий из-за каких-то пережитков гуманности или по соображениям целесообразности должно быть полностью исключено. Вселение должно состояться. Генерал-губернаторство должно принять этих людей, ибо в этом заключается одна из больших задач, поставленных фюрером перед Генерал-губернаторством».

Еще до войны гитлеровцы поговаривали о переселении евреев куда-нибудь к экватору. Летом 1940 г., после разгрома Франции, они готовы были остановиться на Мадагаскаре. Дополнительным «плюсом» такого варианта явилось бы то обстоятельство, что при подобных насильственных и поголовных перебросках больших масс населения в непривычные экономические и климатические условия значительная часть переселенцев неизбежно погибает в пути или вскоре после переезда. К тому же даже там, на другом конце света, евреи должны были остаться в пределах досягаемости Третьей империи, так как побережье Мадагаскара предназначалось для немецких военно-морских баз, внутренние же районы, выделяемые для евреев, должны были попасть под верховное управление ведомства Гиммлера.

Ход военных действий показал, что Германии еще рано думать об освоении французских колоний, в том числе и Мадагаскара. Пугали и технические трудности предлагаемой перевозки десяти миллионов человек при острой нехватке морских судов. Пришлось отказаться и от насильственной отправки евреев в Палестину (это делалось накануне войны в 1938-1939 гг.). Гитлеровские главари стали искать способ решения «еврейского вопроса» на месте. Гиммлер, со своей стороны, всегда утверждал, что всякое выселение на периферию зоны германского владычества или за ее пределы не решит проблему, но лишь отодвинет решение до того времени, когда Германия завоюет мир.

На польских землях евреям в местах концентрации сначала запретили появляться на главных улицах, потом позволили выходить из дома только на работу или на рынок, причем на рынок разрешалось ходить определенное число раз в неделю, потом - только в течение одного дня, потом - в течение лишь двух часов, потом - одного часа. Наконец евреям вообще стали запрещать встречаться с «арийцами». Возникли изолированные районы для проживания евреев - гетто. Первое такое гетто было создано 1 декабря 1939 г. в Петрокове.

Причины создания гетто гитлеровская пропаганда объясняла по-разному. Если Гейдрих приказал ссылаться на якобы широкое участие евреев в партизанских действиях против немецкой армии и в грабежах, то в других случаях заявлялось, что евреи настраивают поляков против Германии. Говорилось также, что евреев приходится изолировать и держать под строгим контролем, так как они не хотят соблюдать установленный национал-социализмом справедливый принцип распределения материальных благ. Ссылались и на то, что евреи, в сущности, всегда стремились обособиться от окружающего населения. Чаще же всего нацисты кричали, что евреи разносят заразные болезни и что только их изоляция может спасти «арийское население» от эпидемий.

На самом же деле как раз переселение миллионов евреев в гетто и явилось главной причиной распространения болезней среди скученной и страдающей от недостатка пищи, топлива и одежды массы людей. Заявляя на рабочем заседании своего «правительства» 12 апреля 1940 г. о намерении очистить как можно скорее Краков от евреев, Франк отметил попросту: «Это совершенно непереносимо, что в городе, получившем от фюрера великую честь стать местом пребывания высшей имперской администрации, бродят по улицам и проживают в квартирах тысячи и тысячи евреев...»

В Варшаве городские районы с особенно высоким процентом еврейского населения (от 55 до 90%) еще в марте 1940 г. были объявлены карантинной зоной. Местами велось возведение стен с целью затруднить сообщение этой зоны с остальной Варшавой. Предполагалось переселить затем евреев отсюда за Вислу, в район Праги. Городское управление возражало, ссылаясь на ущерб, который понесет экономика города, и отмечало, в частности, что 80% всех варшавских ремесленников - евреи. Однако в августе последовало распоряжение поспешить и организовать гетто до наступления зимы. Не желая терять времени, гитлеровские власти остановили выбор на территории «карантинной зоны».

Здесь и начали создавать гетто для «защиты арийского населения от евреев», как выражался впоследствии немецкий генерал Штрооп. 113 000 поляков и 700 фольксдойчей, проживавших до того в «карантинной зоне», выселили и на их место пригнали из других районов Варшавы 138 000 евреев. 2 октября 1940 г. губернатор Варшавы Людвиг Фишер издал специальный приказ о создании гетто; 15 ноября под страхом тюремного заключения был запрещен самовольный вход и выход из гетто. 16 ноября начальник переселенческого отдела при варшавском губернаторе Вальдемар Шен прочесал с войсками Варшаву и силой привел в гетто еще 11 130 евреев. Было опечатано 3870 еврейских магазинов и лавок.

Несколько дней перед окончательным прекращением доступа в гетто его улицы были заполнены тысячами поляков, пришедших в последний раз навестить своих еврейских друзей и знакомых. Обнимались и целовались, передавали продукты и деньги. Поляки - рабочие шоколадной фабрики «Альфа» устроили складчину для еврейского коллеги, отправляемого в гетто. Впрочем, многие польские буржуа воспользовались событиями для того, чтобы ограбить еврейских собратьев по классу. Принимая от состоятельных евреев на хранение ценности или покупая у них дома, торговые и промышленные предприятия и т.п., «арийские» компаньоны и контрагенты в 95% случаев, как утверждал Рингельблюм, присваивали доверенное им имущество, умышленно затягивали выплату денег, нередко доносили на своих еврейских кредиторов в гестапо.

Самовольное оставление гетто каралось вначале девятью месяцами тюрьмы. Иногда нарушителей отправляли прямо в Освенцим. Евреев, обнаруженных вне гетто, при аресте нередко избивали до потери сознания. Правда, Шен заявил «правительству» Франка, что подобные меры наказания недостаточно эффективны и для надлежащего устрашающего воздействия необходимо применение смертной казни. Франк согласился с Шеном. С ноября 1941 г. немцы стали расстреливать за уход из гетто без разрешения. 8 ноября были казнены первые два нарушителя, 17 декабря - еще восемь человек, в том числе шесть женщин (одна из которых была беременна). Около 1300 задержанных ожидали своей участи в тюрьме.

Заместитель варшавского губернатора доктор Герберт Гуммель сетовал при этом на заседании «правительства» Генерал-губернаторства в Кракове, что смертные приговоры приводятся в исполнение недостаточно быстро да и выносятся не сразу после поимки нарушителей. Судебную процедуру надо освободить от излишнего формализма, говорил он. Франк просил его не горячиться, не спешить с выводами, так как грандиозная задача ликвидации евреев будет выполнена другими методами...

Гитлер и «еврейский вопрос»


Начиная с марта 1933 года, без малого через шесть недель после прихода Гитлера к власти, евреи легальным путем постепенно вытеснялись из жизни германского государства, чему, в частности, способствовал и декрет, исключавший их право требовать компенсации за понесенный ущерб в результате погромов. В следующем месяце появился закон, запретивший евреям работать на государственной службе; «шаг за шагом» запреты распространились на трудовую деятельность и в других профессиональных сферах. В сентябре 1935 года печально знаменитый «Нюрнбергский закон», «защищавший германскую кровь и честь», запрещал браки и внебрачные отношения между евреями и гражданами германской и родственной крови.

В преамбуле говорилось: «Руководствуясь тем, что чистота немецкой крови является необходимым условием для выживания германского народа, и исполненный непоколебимой решимости сохранить германскую нацию на века, Рейхстаг единодушно принял закон следующего содержания...» Он был подписан Гитлером как руководителем государства, рейхсминистрами внутренних дел и юстиции и «заместителем фюрера, Рудольфом Гессом, министром без портфеля». Под этим документом свою подпись он поставил вполне осознанно. Как следует из письма, отправленного Гитлеру за двенадцать дней до издания закона, в тот период Гесс активно занимался еврейским вопросом.

Начинавшееся с обычного обращения «мой фюрер», оно касалось анализа, данного его братом Альфредом (заместителем Боля в «Иностранной организации»), результатов «спровоцированного евреями бойкота» германских потребительских товаров за границей. Как это ни парадоксально, но падение экспорта в большинстве стран, где бойкот имел место, было менее выраженным, чем общая средняя тенденция.

Письмо заканчивалось:
«Полагаю, что [анализ] будет полезен, особенно, если понадобится использовать его против тех, кто упрекает нас в том, что экономические трудности и проблемы с иностранным товарооборотом являются следствием обращения с евреями в Германии.
Хайль! Всегда твой
Рудольф Гесс».

Еврейский вопрос действительно составлял ядро мировоззрения нацистов: во-первых, потому, что причиной всех бед был мировой заговор евреев, и, во-вторых (что представлялось еще более важным), потому, что была необходимость очистить немецкую кровь от примесей «низшего типа», главную часть которых составляли евреи.

Что бы там Гесс ни имел в виду, когда писал Карлу Хаусхоферу из Ландсберга о том, что в образованных кругах Гитлер говорил о евреях совсем не то, что перед народными массами, он сотрудничал с ним в создании «Майн Кампф» и доподлинно знал потаенные мысли Гитлера. Он хорошо понимал, что еврейский вопрос был поднят не с тем, чтобы отвлечь внимание и найти козла отпущения, а потому, что волновал истоки гитлеровской мысли. И он знал, что на противоположном, положительном полюсе вопроса о чистоте крови покоилась концепция «господствующей расы».

С тех пор эта тема получила дальнейшее развитие. В Мюнхене в 1930 году вышли в свет две ключевые работы по нацистской философии: «Миф двадцатого века» Альфреда Розенберга и «Новая знать крови и почвы» Вальтера Дарре, коллеги Гиммлера. Обе они подчеркивали необходимость легальной защиты нордической крови путем отбраковывания низших «образцов» и активной селекции «идеального типа» внутри «замкнутого генетического источника».

Гиммлер начал такую «защиту крови» в СС еще до того, как Гитлер пришел к власти; кандидаты в это элитное формирование (которое должно было стать расовым ядром новой Германии) отбирались по нордической внешности; при изъявлении желания вступить в брак они сами и их будущие жены должны были представить доказательства чистоты крови нескольких своих предыдущих поколений.

В 1934 году под названием «Расовая политика» вышла брошюра Гиммлера для школ, где он описывал нордический тип, к которому стремился: высокий и стройный, красивого телосложения, с «изысканной основой для движения и осанки», с «нордической душой», «удивительной чистоты и ясности, хладнокровием и уравновешенностью» внутри, которая реализуется «лишь посредством вечной целеустремленности, любознательности и дисциплины, поэтому никогда не знает покоя и не понятна миру, потому что ищет бесконечное и недосягаемое». Низший тип, подлежащий искоренению, был описан годом раньше одним из коллег Вальтера Дарре, доктором Гаухом, в «Новых основах расовых исследований»: этот тип принадлежит к «промежуточной стадии», связующей человекообразных обезьян с нордическим человеком, опираясь на что Гаух предложил термин «Untermensch» - «недочеловек».

Гиммлер взял этот термин на вооружение и использовал его в брошюре, озаглавленной «СС как антибольшевистская боевая организация»:
«Многие считают, что этот большевизм, эта борьба недочеловеков, организованная и возглавленная евреями, является чем-то новым в мировой истории... В этом отношении мы считаем необходимым констатировать, что война между людьми и недочеловеками велась на протяжении всех лет существования человека на земле, что эта борьба против людей, проводимая евреями, является... естественным течением жизни на нашей планете».

Итак, в основе нацистского мировоззрения лежит еврейский вопрос и чистота крови, самым тесным образом увязанные с борьбой против большевизма. Гесс верил в это так же свято, как и его коллеги по философии, Розенберг и Дарре, и непосредственные исполнители Гиммлер и Гейдрих. Он дал это ясно понять в своей речи на массовом митинге в 1934 году, когда назвал национал-социализм «ничто иное, как прикладная биология».

В недавнем исследовании профессора Роберта Джея Лифтона «Нацистские врачи» описываются чувства человека, слышавшего эту речь и из соображений анонимности названного «доктор С.». Он был так воодушевлен, что «ощущал себя слившимся не только с Гессом, но и с самим фюрером». Он пояснил Лифтону, что «Гесс точно знал, о чем думал Гитлер... Он был единственным, кто все это время был близок с ним». После той речи доктор С. вступил в ряды партии, стал членом лиги врачей национал-социалистической Германии и активным борцом за привитие нацистской философии в германскую медицину.

В этой области он самым тесным образом сотрудничал с доктором Герхардом Вагнером, протеже Гесса, возглавлявшим его отдел народного здравоохранения, Вагнер, бывший офицер Баварской пехоты и боец добровольческого корпуса, прославился публичными выступлениями в защиту антиеврейских расовых законов. В дополнение к своему главному департаменту в Мюнхене он имел два вспомогательных отдела по «расовой политике» и «исследованию родства». Доктор С. утверждает, что национал-социализм Вагнер и Гесс склонны были рассматривать как течение (а не как партию), живой организм, растущий и изменяющийся «в соответствие с медицинскими нуждами народного тела: а народное тело, как и всякое иное, подвержено болезням».

памятник холокосту

Ту же концепцию, но в более крайней форме, выразил Гиммлер в своей брошюре о борьбе СС с большевизмом: война не на жизнь, а на смерть людей с недочеловеками, возглавляемыми евреями, была «таким же законом природы, как и борьба человека с эпидемиями, как сражение чумных палочек со здоровым телом».

Биомедицинский взгляд на евреев и других представителей «низшей крови», как на бациллы в теле и народа, может привести к трем возможным выходам: насильственной массовой эмиграции, насильственной массовой стерилизации и массовой ликвидации. Других возможностей не предвиделось, если нацисты намеревались подходить к проблеме столь ревностно, а намерения у них были именно такие. Можно не сомневаться в том, что Гитлер остановил выбор на ликвидации.

Это было наиболее верное и чистое решение; эмиграция миллионов евреев и других недочеловеков, которые в качестве жизненного пространства могли наметить восток, не представлялась целесообразной; насильственная стерилизация была трудна для осуществления и, кроме того, вызвав бурю возмущения во всем мире, способствовала бы возникновению пятой, кипящей ненавистью колонны, подрывающей Рейх изнутри.

Сомнительно, правда, чтобы подобные соображения занимали мозг Гитлера; его отношение к евреям отличалось эмоциональностью; оно могло опираться на подозрение, что его бабка дала жизнь его отцу после того, как была соблазнена евреем, нанявшим ее на работу; эту историю поведал в своих мемуарах Ганс Франк, находясь в камере смертников. Колоссальные затраченные усилия не позволили выявить этого еврея. Тем не менее Роберт Уэйт представил красноречивые свидетельства, почерпнутые из речей Гитлера, бесед и привычек, позволяющие предположить, что он подозревал, что его кровь со стороны отца была подпорчена.

Он написал в «Майн Кампф» (и, предположительно, Гесс это печатал) «черноволосый мальчик-еврей с сатанинским взглядом часами просиживает в засаде, ожидая блаженно невинную девочку, чтобы испортить ее своей кровью». Знаменательно, что в «Нюрнбергском законе» 1935 года, запрещавшем брачные и половые отношения между евреями и немцами, он проверил каждое слово и особо выделил параграф три, в котором евреям запрещалось нанимать в качестве домработниц женщин немецкого или близкого происхождения моложе сорока пяти лет.

Еврейская похоть, проявляющаяся в отношении арийских девушек, стала общим местом в антисемитских трактатах и прочей писанины, печатавшейся на страницах одиозной «Дер Штюрмер». Возможно, что Гитлер просто пал жертвой собственной пропаганды. Все же потребность поделиться об этих сексуальных кошмарах вызвана его общением со Штрейхером, к которому многие сторонники движения относились с неприязнью, если не сказать с отвращением. По словам Лейтгена, Гесс отчаянно, но безуспешно пытался удалить Штрейхера из ближайшего окружения Гитлера.

Какими бы ни были причины ненависти Гитлера к евреям, одно можно сказать с уверенностью — ненависть эта была всепоглощающей, и с начала двадцатых годов он налево и направо раздавал обещания выжечь их огнем и мечом «mit Stumpf und Stiel aus (zu) rotten». Эта фраза подразумевала полное истребление, стирание с лица земли. В беседах он упоминал о виселицах, которые возведет в Мюнхене, как только получит власть: «Тогда жидов будут вешать одного за другим, и они будут болтаться на перекладинах до тех пор, пока не провоняют... Аналогичная процедура последует и в других городах, пока Германия не очистится от последнего еврея». Слово «очиститься» важно еще и в психологическом смысле.

В 1936 году хранитель коллекции сувениров нацистской партии, старик «академического типа», показывал ее австралийскому исследователю Стивену Робертсу и как памятку о сопротивлении извлек «деревянную скульптурку, изображавшую виселицу с болтающейся фигуркой еврея, выполненную с жестокой реалистичностью». Она, по его словам, украшала стол, за которым Адольф Гитлер основал партию. «Разве она не забавная?» Роберст ответил, что она очень и очень трагическая.
Сидя после войны в камере в Шпандау, Альберт Шпеер много размышлял по поводу «нездоровой ненависти Гитлера к евреям» и пришел к выводу, что она составляла ядро его убеждений; ему даже казалось, что все остальное было лишь призвано закамуфлировать движущие им «истинные мотивы поведения». Гесс, хваставшийся, что знает «потаенные мысли» Гитлера, его отношение к каждому мало-мальски значимому вопросу, стереотип его поведения, не мог не знать об этой ненависти, коренившейся в душе фюрера. Все же перед разными людьми Гитлер играл разные роли. Возможно, что перед своим более образованным и более светским «Гессерлом» он выступал в более благопристойной маске.

Однако весьма трудно представить иное рациональное решение «проблемы еврейской крови» в том виде, в каком оно существовало и которое не заканчивалось бы массовой ликвидацией. Похоже, что это решение Гитлер объяснил Гессу весной 1928 года, в то время, когда обихаживал промышленные круги, если только «он» — человек, на которого Гесс ссылался в письме Ильзе: «Он просветил меня относительно решения еврейской проблемы, что поразило меня до глубины души». Больше об этом Гесс не пишет ни слова.

Белзец, Хелмно, Собибор


«Вы забыли о лагере уничтожения Белзеце!» вопят, кликушествуя, экстерминисты. Разберемся с Белзецом, где было уничтожено 600 000 евреев!
Лагерь Белзец был создан в восточной Польше в марте 1942 года и служил транзитным для переселяемых в Россию евреев. Вскоре после своего открытия этот транзитный лагерь был объявлен военной пропагандой "лагерем уничтожения", где евреев якобы убивали всеми возможными способами. В своем великолепном исследовании, посвященном мифу об истреблении евреев, итальянец Карло Маттоньо проанализировал варианты этой пропаганды.

Первый вариант появился в декабре 1942 года в польском эмигрантском журнале «Полиш Фортнайтли Ривью»:
«После высадки мужчины идут в барак по правую, женщины - по левой сторону, где они должны раздеться якобы в баню. Раздевшись, обе группы направляются в третий барак, где имеется платформа, по которой можно пропускать ток. Так свершается казнь».
Второй вариант: всех евреев расстреливают, уцелевших отравляют газом или убивают током (заявление Информбюро союзников от 19.12.1942).

Третий вариант: Евреев ведут в душ, где по полу пускают ток. Эта версия появилась в 1944 году, в книге «Ликвидация евреев в Польше» Абрахама Зильберштейна. Ее подхватил Визенталь, добавив рассказ о мьшоварне, согласно которому 900 тысяч убитых в Белзеце евреев были переработаны на мыло марки RIF - Rein jüdisches Fett, т.е. чисто еврейский жир).

Четвертый вариант: Человеческая мельница д-ра Сенде. Евреев загоняли в огромное помещение, пол которого затем опускался в водный резервуар. Через воду пропускался ток, мгновенно убивавший всех евреев. Позже пол превращался в крематорий, а трупы убитых - их были миллионы - в пепел.
Пятый вариант: Евреев уничтожали жаром в электропечах. Эта поучительная история тоже вышла из-под пера ретивого Зильберштейна.

Шестой вариант: Евреев убивали при помощи негашеной извести. Автором этого варианта был не еврей, а поляк Ян Карский, выпустивший в США в 1944 году книгу «История тайного государства».

«Пол в составе (куда набили евреев) был покрыт толстым слоем какого-то белого порошка. Это была негашеная известь. Всем известно, что происходит с такой известью, если ее полить водой... Немцы использовали известь с двойной целью: она стоила гроши и, кроме того, соответствовала их жестокости. Контактируя с известью, плоть быстро обезвоживается, «сгорает». У пассажиров поезда кости постепенно съедали мясо... Состав заполнялся три часа. Наступили сумерки, когда все 45 вагонов (я их считал) были загружены. Состав с грузом терзаемой людской плоти раскачивался и из него шел вой. В лагере на земле валялись в предсмертных судорогах десятки тел.

Немецкие полицаи бродили с дымящимися винтовками в руках и добивали умирающих. Теперь в лагере настала тишина. Молчание нарушали лишь крики боли, доносившиеся из состава. Потом и они стихли, и в воздухе ощущался только сладковато-тошнотворный запах пролитой крови. Земля кровоточила... Я знал, куда направляется состав. На расстояние сотни километров. Затем он остановится в каком-нибудь пустынном поле и будет стоять три - четыре дня, пока смерть не доберется до последнего уголка вагона».

Седьмой вариант: Евреев уничтожали посредством циклона Б, который подавался в душевые по трубам. Этого варианта придерживался суд, состоявшийся в 1965 году по делу лагеря в Белзеце, а также Рюккерль в своей книге о «лагерях уничтожения». Через несколько недель, правда, вспомнили о выхлопных газах. Дуракам-эсэсовцам понадобилось несколько недель, прежде чем они заметили, что гранулы циклона не подходят для труб.

Восьмой вариант: Евреев умерщвляли выхлопными газами дизеля. В связи с этим мы можем наконец-то процитировать отрывок, который, наряду с признаниями Гёсса, принадлежит к перлам литературы по холокосту. Напомним, что СС показало лагеря уничтожения Курту Герштейну, антинацисту и бывшему зэку. Согласно одной из шести галлюцинаций Герштейна в Белзеце дело обстояло следующим образом:

«Камеры заполнялись. «Набить до отказа» - приказал капитан Вирт. Люди стояли впритык. 700 - 800 человек на 25 кв.м., в 45 куб.м. ... Двери закрываются. Оставшиеся ждут голыми снаружи... Теперь-то я, наконец, понимаю, отчего все заведение носит имя Гекенхольта. Гекенхольт - это шофер дизеля, мелкий техник... демиург всего хозяйства. Людей убивали с помощью выхлопных газов его дизеля. Но дизель не работал...

Подошел капитан Вирт. Как видно, ему было неприятно, что это случилось в моем присутствии. Разумеется, я все вижу! И жду. Мой хронометр отлично все фиксировал. 50, 70 минут, а дизель все не заводится! Люди томятся в газовых камерах. Напрасно! Слышны плач, рыдания. «Как в синагоге!» замечет профессор Пфаннештиль, припав ухом к деревянной двери. Капитан Вирт хлыстом бьет по лицу украинца, помогающего Гекенхольту с дизелем.

Через два часа 49 минут - хронометр это точно замерил - дизель завелся. До этого момента люди находились в четырех заполненных камерах, в каждой по 750 человек, в объеме 45 куб.м.! Проходит еще 25 минут. Конечно, многие уже мертвы Можно заглянуть в камеру через глазок, когда ее на мгновение освещает электрический свет... Спустя 28 минут в живых остаются немногие. Наконец, через 32 минуты все мертвы».

«Какой же из восьми вариантов правдив?» спрашивает искатель истины. Не могут же все быть правдивыми!
Так вот, историки выяснили, что окончательную правду содержит последний вариант. Записки Герштейна победили!
Отчего? Отчего чушь о дизеле исторически правдивее и убедительнее, чем чушь об электродуше, электробараках, людских мельницах, вагонах с негашеной известью и циклоне Б?

Да оттого, что названная чушь закреплена решением западногерманского суда! В январе 1965 года в Мюнхене состоялся процесс против Йозефа Оберхаузера, единственного обвиняемого из Белзеца. Он длился четыре дня и закончился приговором за соучастие в убийстве 300 000 человек. А каков был приговор? Четыре с половиной года тюрьмы! И это за 300 000 убитых!

По словам Рюккерля, Оберхаузер на судебном разбирательстве утверждал, что он подчинялся приказу и к делу не имеет отношения. Ход процесса мог бы убедить даже самых упрямых скептиков. Немецкому правосудию требовалось подтверждение доклада Герштейна в форме судебного приговора. В поисках какого-нибудь эсэсовца из Белзеца оно наткнулось на некоего Оберхаузера, который отрицал на процессе причастность к делу, ссылаясь на приказ, а это означало, что он не оспаривал судебную версию событий в Белзеце. И Рюккерль поэтому мог снова торжественно заявить, что преступники якобы не отрицали массовые убийства. За свой важный вклад в дело укрепления холокоста Оберхаузер получил награду в виде смехотворно мягкого - по сравнению с обвинением - приговора, который он едва ли полностью отсидел.

Каковы же доказательства убийства в Белзеце 600 000 евреев?

  • Ни одного документа у нас нет - нацисты, мол, отдавали лишь устные приказы.
  • Братские могилы не найдены - нацисты-де сожгли трупы.
  • Исчез и пепел 600 тыс. убитых - нацисты развеяли его.
  • От газовых камер не осталось ни одного кирпича - нацисты-де взорвали камеры и убрали руины.
  • В списке архива в Арользене, где, например, фигурирует лагерь Натцвейлер с 4431 убитыми, Белзеца вообще нет и число жертв не указано.
  • Нет больше и живых свидетелей - из 600 тыс. уцелел лишь некий Рудольф Редер, скончавшийся где-то в 1950-60-х годах.

Редер, хотя ему было уже 60 лет, а в лагере имелись, очевидно, более молодые и сильные евреи, был эсэсовцами зачислен в Белзеце в рабочие. Он прожил несколько месяцев «среди безжалостных монстров», которые «с садистским сладострастием совершали ужаснейшие преступления». Однажды «безжалостные монстры» послали на машине Редера и эсэсовца за покупками. Эсэсовец мирно уснул и Редер бежал Несомненно, он был «везунчиком», которому должны бы позавидовать Мюллер и Визенталь, - ведь он уцелел после 80 ликвидации!»

Редер в своем «рассказе уцелевшего» говорит, что в газовые камеры Белзеца, объемом 45 куб.м., набивали 750 евреев. Если бы Рюккерль мог читать по-польски, он в этих строках, несомненно, увидел бы доказательство достоверности записок Герштейна и никогда бы не задался мыслью: а не списал ли Редер с Герштейна?
Но вернемся к первому вопросу: каковы доказательства убийства 600 тыс. евреев в Белзеце?
Ответ: Безумные фантазии параноика Герштейна и белзецкий процесс в Мюнхене, на котором Оберхаузер не оспаривал обвинение в обмен на заранее предусмотренный мягкий приговор.

«Ну а как же лагерь смерти Хелмно!» - воскликнут, волнуясь, экстерминисты. Поговорим о Хелмно, где, согласно «Еврейскому ежегоднику» (Jewish Year Book, vol.47, р.398), был убито 1,35 млн., по Ланцману, - 400 тыс., Шеффлеру - 300 тыс., Гильбергу- 150 тыс. евреев!

Лагерь смерти Хелмно находился в западной Польше, в лесах Кульмхофа, близ местного замка. По словам Гейнца Хёне, замок «стоял в стороне и был как бы создан для зверских деяний». Деяния были действительно зверскими, ибо ни один еврей не выжил в этом адском лагере. Последние свидетели были «расстреляны с короткой дистанции из автоматов 17.1.1945, на ледяном холоде, едва одетые, лежа лицом к земле». Но, о счастье! - на хелмнском процессе в 1963 году число свидетелей возросло с нуля до четырех.

В Хелмно умерщвляли не в газовых камерах, а в душегубках, которые так много с поработали в России и которых, увы, не видел ни один из смертных. Когон-Лангбейн-Рюккерль, доказывая существование этой машины смерти, цитируют документ от 5 июня 1942 года, где говорится, будто в трех душегубках было «обработано 97 000 и машин хватило». Из документа однако неясно, что было обработано. Ни на одном листе нет «шапки», зато есть подписи и штамп «секретно», но после войны подобные документы массами фабриковались в мастерских фальшивок, созданных союзниками.

В документе имеются данные по эксплуатации душегубок, которые с технической точки зрения содержат бесчисленное количество нелепостей. В фильме «Шоа» Ланцмана из этого документа зачитывается отрывок, в котором опущены самые грубые технические погрешности. Желающий прочесть халтуру пусть возьмет «документацию» Когона, Лангбейна и Рюккерля и одновременно «Хисторише татзахен», №5, где Валенди скрупулезно разоблачает чепуху о душегубках.

Сколько же душегубок было в Хелмно? Рююсерль называет их число:
«Душегубки - это большие серого цвета грузовики иностранного производства с закрытым кузовом, отделенным от кабины; около 2 метров ширины, 2 высоты и 4 длины... У зондеркоманды было три таких душегубки, из которых две затем использовались постоянно, а третья – периодически».

Если «периодически» означает то, что третья душегубка работала лишь четверть времени, то можно сделать вывод, что в двух с четвертью душегубках общей площадью 18 на 2 метра было уничтожено 1,35 млн., 300 или 150 тыс. евреев. У замка Кульмхоф обреченных на гибель перегружали в душегубки, внутрь направляли выхлопной газ и запертые люди умирали. Затем душегубки ехали в лес, где еврейская «лесная команда» копала могилы. Очевидец Иоганн И. помнит все точно:
«Душегубки с трупами прибывали пять десять раз в день. В небольших машинах помещалось всегда 50, а в больших - около 70 трупов».

Последняя фраза особенно любопытна, если вспомнить, что задействованы были две или порой три машины. Летом 1942 года в проклятом лесу случилось нечто страшное. Сказочник Адальберт повествует:
«Во многих местах захоронения из земли большими струями забила кровь или кровянистая жидкость, образуя немалые лужи».

Чтобы устранить эти фонтанирующие гейзеры крови, Гиммлер приказал вырыть и сжечь трупы. К сожалению, Флосс, изобретший, как без бензина и кокса сжигать под открытым небом плохие трупы при помощи хороших, находился в это время по делам в Треблинке, и в Хелмно пришлось воспользоваться иным способом. Бруно Израэль, член зондеркоманды, так описывает его:
«Печи крематория имели в длину приблизительно 5 - 6, в ширину - 10 метров. На земле они не выделились - труб у них не было. Внизу, где находились колосники, сделанные из рельс, печи сужались. Короткие рельсы служили колосниками, а длинные должны были маскировать печи от авиации».

Последний крик фашистской техники, подарившей человечеству столь много ценного: механизм, разбивавший головы с помощью педали, казнь посредством атомной энергии, вагоны смерти с негашеной известью, - подземные крематории без дымовых труб! Остается лишь загадкой: зачем нужно было маскировать от вражеских самолетов эти полностью подземные чудо-крематории?

Остались ли в Хелмно какие-либо следы от убийства 1,35 млн., 400, 300 или всего 150 тыс. евреев? Никаких. Трудно сказать, чем на самом деле был лагерь в Хелмно, - документов о нем почти нет. Он явно не был трудовым лагерем, а, скорее всего перевалочным и транзитным или был просто выдуман. Судя по всему, число убитых в Хелмно евреев равнялось нулю.
Ну а как же лагерь уничтожения Собибор? - в возмущении вопят экстерминисты. Что ж обратимся к Собибору, где погибло 250 тыс. евреев.

В Собиборе тоже лютовал страшный сенбернар Барри, кусая перед казнью голых евреев за зад и половые органы. Процесс казни описан Александром Печерским в книге «Восстание в Собиборе», вышедшей в 1946 году:
«На первый взгляд все выглядело как в обычной душевой: краны холодной и горячей воды, раковины... Когда все заходили внутрь, двери с громким шумом закрывались. Из отверстий на потолке начинала спиралью литься тяжелая темноватая жидкость...» И так далее.

«Еврейский вопрос» в Польше. Погром в Кельце (1946г)


Погром в Кельце – самый большой послевоенный погром против еврейского населения в Польше, проведённый 4 июля 1946 года антисемитски настроенным польским населением города Кельце.

Предыстория
В послевоенной Польше антисемитские настроения питались распространённым мнением, что евреи являются сторонниками нового режима, так как послевоенные власти порицали антисемитизм, охраняли выживших евреев, среди представителей новой власти и Войска Польского были евреи. Вторым обстоятельством было нежелание возвращать евреям имущество, разграбленное польским населением в течение войны.

В докладной записке польских властей начала 1946 года говорилось, что с ноября 1944 года по декабрь 1945 года был убит по доступным сведениям 351 еврей. Большинство убийств произошло в Келецком и Люблинском воеводствах, жертвами были вернувшиеся из концлагерей или бывшие партизаны.

В докладе упоминались четыре типа нападений:

  1. Нападения, вследствие распространения слухов об убийстве польского ребёнка (Люблин, Жежув, Тарнов, Сосновичи).
  2. Шантаж, с целью выселения евреев или захвата их собственности.
  3. Убийства с целью грабежа.
  4. Убийства, не сопровождавшиеся грабежами, в большинстве случаев совершаемые путём бросания гранат в еврейские убежища.

Самым крупным было происшествие в Кракове, где 11 августа 1945 года произошел погром, начавшийся с метания камней в синагогу, затем переросший в нападения на дома и общежития, где жили евреи. Части Войска Польского и Советской армии положили конец погрому. Среди евреев были убитые и раненные.

Ход погрома
До начала второй мировой войны в Кельце проживало около 20 000 евреев, составлявшие треть населения города. После окончания войны в Кельце осталось около 200 выживших после Холокоста евреев, в большинстве — бывших узников нацистских концентрационных лагерей. Большинство из келецких евреев разместились в здании на улице Планты, 7, где располагался еврейский комитет и кибуц организации «Сионистская молодёжь». Поводом для начала погрома стало исчезновение восьмилетнего мальчика Генриха Блашчика.

Он исчез 1 июля 1946 года и возвратился через два дня, рассказав, что его похитили евреи и, спрятав, намеревались убить (позже в ходе расследования, выяснилось, что мальчик был отослан отцом в деревню, где его научили, что он должен рассказывать). 4 июля 1946 года в 10 часов утра начался погром, в котором участвовало множество людей, в том числе в военной форме. К полудню возле здания еврейского комитета собралось около двух тысяч человек. Среди звучавших лозунгов были: «Смерть евреям!», «Смерть убийцам наших детей», «Завершим работу Гитлера». В полдень в здание прибыла группа во главе с сержантом полиции Владиславом Блахутом, которая разоружила собравшихся сопротивляться евреев.

Как выяснилось позже, Блахут был единственным представителем полиции среди вошедших. Когда евреи отказались выйти на улицу, Блахут стал бить их рукояткой револьвера по голове, крича: «Немцы не успели уничтожить вас, но мы закончим их работу». Толпа взломала двери и ставни, погромщики проникли в здание и начали убивать поленьями, камнями и заготовленными железными прутьями.
В ходе погрома было убито 47 евреев, среди них дети и беременные женщины, а также больше 50 человек ранено. Защищавшимися евреями были убиты также два офицера польской полиции.

Последствия
Уже 9 июля 1946 года на скамье подсудимых перед участниками выездной сессии Верховного военного суда оказались двенадцать человек. Решение суда было зачитано 11 июля. К смертной казни были приговорены девять обвиняемых, по одному — к пожизненному заключению, к десяти годам и к семи годам тюрьмы. Президент Берут не воспользовался своим правом помилования, и осужденные на смерть были расстреляны.

Погром в Кельце вызвал массовую миграцию евреев из Польши. Если в мае 1946 года из Польши уехало 3 500 евреев, в июне — 8 000, то после погрома в течение июля — 19 000, в августе 35 000 человек. К концу 1946 года волна отъезда спала, так как положение в Польше нормализовалось.
Антисоветские элементы в Польше обвиняли советскую сторону в провоцировании инцидента. Однако, специальная комиссия в 2004 году установила, «отсутствие доказательств заинтересованности советской стороны в провоцировании событий». Польский президент Лех Качинский назвал эти события «огромным позором для поляков и трагедией евреев».

Праведники мира

Праведники мира (ивр. חסיד אומות העולם‎, «хасидей умот ха-олам» — праведники народов мира) — согласно израильскому Закону о Памяти Катастрофы (1951), неевреи, спасавшие евреев в годы Холокоста, рискуя при этом собственной жизнью. Это определение предполагает, что человек рисковал собой с целью спасения других.
На 1 января 2007 года Яд Ва-Шем признал праведниками мира 21758 человек. В 2007 году звание присвоено 445 праведникам.

Звание Праведника мира присуждается при соответствии следующим критериям:

  1. Инициатива спасения принадлежит спасителю;
  2. Наличие четкой связи между действиями спасителя и фактом спасения;
  3. Спаситель осознавал и подразумевал именно спасение еврея;
  4. Действия спасителя не были мотивированы получением денежного вознаграждения, и если он брал деньги, то лишь для того, чтобы обеспечить успех спасения, а не с целью обогащения;
  5. Существовала реальная опасность для спасавшего и его близких. В особых случаях принимается во внимание экономическое и общественное благополучие спасителя;
  6. Все вышеперечисленное подтверждается свидетельствами выживших или наличием подходящих документов.

Данные о спасителях и спасенных еще весьма неполны. Несомненно, праведников народов мира было гораздо больше, ведь известно, что в оккупированной Европе более ста тысяч евреев получили содействие или были спасены.

Рауль Густав Валленберг
Рауль Густав Валленберг — шведский дипломат, спасший жизни тысяч венгерских евреев.
Родился 5 августа 1912 года в Стокгольме, в одной из самых богатых и известных семей Швеции.
В июле 1944 Валленберг был назначен первым секретарем Шведского представительства в Будапеште. Пользуясь своим дипломатическим статусом, он выдавал многим евреям Шведские «защитные паспорта», дававшие владельцам статус шведских граждан, ожидающих репатриации.

Ему также удалось путем угроз наказания за военные преступления убедить некоторых немецких генералов не выполнять приказы Гитлера по вывозу евреев в лагеря смерти. Таким образом, ему удалось предотвратить уничтожение Будапештского гетто в последние дни перед наступлением Красной Армии. Если данная версия верна, то Валленбергу удалось спасти не менее 100 тысяч венгерских евреев. В одном только Будапештском гетто на момент прихода советских войск находилось 97 тыс. евреев. Всего из 800 тыс. евреев, проживавших в Венгрии до войны, выжило 204 тысячи. Многие из них обязаны своим спасением Раулю Валленбергу.

Мемориальная доска в Будапеште, Венгрия
После занятия Будапешта советскими войсками был арестован НКВД по подозрению в шпионаже и отправлен в Москву, где содержался в тюрьме на Лубянке. Из Москвы Валленберг не вернулся. Точные данные о заключении и/или смерти отсутствуют до сих пор.
За заслуги перед человечеством Валленбергу поставлены памятники во многих городах мира. В Москве такой памятник установлен во дворике Библиотеки им. М. И. Рудомино.

Оскар Шиндлер
Оскар Шиндлер — немецкий промышленник, спасший почти 1100 евреев во время холокоста, предоставив им работу на своих заводах в Польше и Чехии. История Оскара Шиндлера легла в основу книги «Ковчег Шиндлера» и основанном на ней фильме «Список Шиндлера».

Биография
Оскар Шиндлер родился 28 апреля 1908 года в австро-венгерском городке Цвиттау (ныне Свитавы в Чехии) в католической семье Ханса Шиндлера и Францишки Лузер. Изначально Оскар Шиндлер вёл жизнь праздного капиталиста, ищущего выгоду только в деньгах. Разорившийся в годы «Великой депрессии», Шиндлер, бывший гражданином Чехословакии, был завербован Абвером, но вскоре был разоблачён и пребывал в заключении с июля по октябрь 1938, когда он был освобождён после Мюнхенского «соглашения». В 1939 Шиндлер вступил в НСДАП.

Он основал завод по производству металлической посуды в самом начале Второй мировой войны. Более того, он даже выиграл от антисемитской политики немецких оккупантов в Польше, получив как «ариец» завод в Кракове, ранее принадлежавший еврейскому предпринимателю Натану Вюрцелю.

Однако в скором времени взгляды Шиндлера резко изменились: став свидетелем рейда в краковском гетто в 1942, и осознав все ужасы, творимые гитлеровцами против еврейского населения, а также свою причастность к нацистским преступлениям, он принял позицию абсолютного гуманиста, защищая евреев без какой-либо выгоды для себя. По совету своего бухгалтера Ицхака Штерна Оскар Шиндлер принял решение выторговать у высокопоставленных нацистских чиновников возможность принимать на свои предприятия евреев, которым грозила верная смерть в концлагере — позже лица еврейской национальности, спасённые Шиндлером от гибели во время Второй мировой войны, будут известны как «евреи Шиндлера». Количество спасенных именно Шиндлером оценивается приблизительно в 1100 человек (800 мужчин и 300 женщин).

Фабрика Шиндлера в Брненеце.
В конце 1944 нацисты начали массовое уничтожение всех евреев в Освенциме и других концентрационных лагерях, опасаясь того, что узники будут освобождены Красной Армией. Шиндлеру удалось вывезти тысячу своих подопечных в Брненец в Моравии и тем самым спасти их от лагерей смерти. 10 мая 1945 Брненец был освобождён советскими войсками.

После войны Оскар Шиндлер эмигрировал в Аргентину в 1948, но через десять лет вернулся в ФРГ и в дальнейшем много ездил по разным странам, где осели спасённые им люди (в том числе и СССР). В 1967 он был удостоен награды Израильского мемориала памяти жертв холокоста (Яд Ва-Шем) и был назван одним из тех людей, кто достоин носить имя «Праведник Мира». Он был похоронен на католическом кладбище, на горе Сион в Иерусалиме.

По этим событиям, пересказанным выжившим польским евреем Польдеком Пфеффербергом, австралийский писатель Томас Кенелли в 1982 написал книгу «Ковчег Шиндлера», удостоенную Букеровской премии. В 1993 режиссёр Стивен Спилберг экранизировал книгу, поставив чёрно-белую психологическую драму «Список Шиндлера». Фильм Спилберга получил 7 наград Американской киноакадемии «Оскар», в том числе награду в номинации «Лучший фильм», а исполнитель роли Шиндлера Лиам Нисон был номинирован на лучшего актёра.

Существует иное мнение относительно роли Шиндлера. В 2001 году по решению исторического института чешской Академии наук Шиндлер был исключён из списка выдающихся деятелей Пардубицкого края, поскольку события, описанные в фильме «Список Шиндлера» оказались в значительной мере вымышленными или искажёнными. Этой теме посвящена книга «Правда об Оскаре Шиндлере» чешской писательницы Йитки Грунтовой.

Список использованной литературы

  1. «Сто величайших событий» (Москва, 2003)
  2. Отто Дитрих «12 лет с Гитлером» (Мюнхен, 1955)
  3. Энциклопедия третьего рейха
  4. Электронная еврейская энциклопедия
  5. В.М. Алексеев «Варшавского гетто больше не существует» (Москва, 1996)
  6. Митчем Семюэль В., Мюллер Джин (Смоленск, 1997)
  7. Пэдфилд П. «Военная литература. Исследования. Секретная миссия»


Если страница Вам понравилась, поделитесь в социальных сетях:

Объявление

Статистика