Публикация материалов

Темы исследований

Наш баннер

Мы будем благодарны, если Вы установите наш баннер!
Баннер нашего сайта
Код баннера:
<a href="http://obuchonok.ru/" target="_blank"> <img src="http://obuchonok.ru/banners/banob2.gif" width="88" height="31" alt="Обучонок. Обучающие программы и исследовательские работы учащихся"></a>
Все баннеры...
Исследовательская работа: 
900 дней блокады Ленинграда

Повседневная жизнь блокадного Ленинграда глазами женщин

Женщинам-блокадницам приходилось очень нелегко, они остались без мужской силы и поддержки. На их хрупкие плечи легли непосильные обязанности сбрасывать зажигательные бомбы с крыш домов, тушить пожары, откапывать заваленных людей, помогать голодным и раненным, спасать город от эпидемий.


В дневнике Марии Васильевой, который был опубликован в «Блокадной книге» А. Адамовича и Д. Гранина, представлен и героизм, проявленный в повседневной жизни и личные трагедии.

Блокадная история повседневной жизни этой семьи интересна и важна тем, что помогает понять, как без запасов продовольствия, денежных средств и ценностей люди выдержали голод и выстояли в тяжелейших условиях. В семье Васильевых оказался сильный духом лидер, решающий важнейшие вопросы жизни. Им стала сестра Марии - Вера Алексеевна, бухгалтер небольшого завода в Ленинграде. Это была строгая женщина, которая не терпела нытья, капризов и прочих слабостей.

Кроме основной работы, Вера была бойцом местной противовоздушной обороны, дежурила на крыше своего дома. Еще до того, когда начался голод, она взяла на учёт все продукты. Вера Алексеевна держала всех домочадцев в строгих рамках, ели все в месте в определенное время.

Еще более важное правило, установленное этой сильной женщиной, заключалось в том, чтобы все двигались, работали, имели какие-то постоянные обязанности. Она следила, чтобы все мылись, стирали белье, мыли пол, доставали дрова для маленькой печурки, приносили воду. Благодаря этому и выжили в самую тяжелую первую блокадную зиму, и не потеряли человечности.


В дневнике много отчаяния и горечи, здесь нет героизма, зато есть подлинное ощущение трагедии жителей города, пытающихся выжить изо всех сил. Героизм заключался в другом. Это был героизм внутрисемейный, внутриквартирный, где люди страдали, погибали, проклинали.

Это была эпопея страданий человеческих. Это была история не девятисот дней подвига, а девятисот дней невыносимых мучений.

Весной все обитатели города, пережившие первую блокадную зиму, дружно вышли на улицы. Между обстрелами необходимо было убрать всё, что накопилось за зиму. Ломами и скребками убирали снег, все кто мог двигаться чистили дороги и тротуары.[22]

Еще одна женщина врач Екатерина Прокофьевна Глинская вела свой дневник с 12 декабря 1941 г до конца блокады. Когда началась война, она работала хирургом в больнице, затем заведовала хирургическим отделением инфекционной больницы Фрунзенского района. В дневнике присутствовали иллюстрации, рисунки неизвестной художницы, сделанные в больнице.

На некоторых из них запечатлена и сама Екатерина Глинская. Муж, железнодорожник, был далеко на севере, а она здесь, в осажденном Ленинграде. Дочери Оксане было чуть больше года. С весны 1942-го и до самого конца войны семья Глинских жила при больнице.

Удивительно, то, что посреди всего этого ужаса, голода, бомбежек и обстрелов, Е. Глинская находила в себе силы говорить о красоте блокадного города. «Чудесные белые ночи. Всю ночь можно читать. Часов с 11 поднимают аэростаты воздушного заграждения, и они на фоне серо-голубого неба плавают в эфире, как дельфины. Чудесные дни и ночи, только бы жить. Хочется побродить по Неве, хочется жить».[23]

На страницах своего дневника она запечатлела настроения ленинградцев. В самые страшные месяцы блокады, людям оставались только надежда на спасение и вера в чудо, именно поэтому канонада на фронте воспринималась как предвестник близкого освобождения, что конечно было не так.

Екатерина Глинская 21 июня 1942 г описывала ленинградцев как удивительных людей, у которых был шанс покинуть город, но они остались несмотря на нелегкую жизнь, остались чтобы бороться и выстоять. Ленинградцы до конца верили в победу советской армии и в собственные силы выстоять против фашизма, голода и страданий.

Но несмотря ни на что на каждой странице ее дневника звучит призыв к жизни. Жить, выжить, пережить эту страшное время. Хотя бы ради дочери, ведь именно она среди всего этого ужаса была главным смыслом жизни.

О своих маленьких, но очень значимых подвигах Е. Глинская не писала, она не видела в своих действиях героизма. Она спасла свою дочь, закрывая ее своим телом от осколков стекла, снаряд упал совсем рядом. Осколок снаряда, застрявший в оконной раме, до сих пор хранится в семье дочери Екатерины Глинской как семейная реликвия. И будет храниться вечно, как память о блокаде. Страшное орудие смерти - маленький кусок железа с рваными, острыми краями.

Партнеры и статистика